Боевые корабли мира

История создания последних крейсеров.

Не успели отгреметь последние залпы второй мировой войны, а в тиши кабинетов Пентагона началось планирование новой. На этот раз против недавнего союзника по антигитлеровской коалиции, против СССР. По наметкам американских стратегов, воплощенных в плане “Чариотир”, война против СССР должна была начаться в конце 1948 года. Американским стратегическим бомбардировщикам с аэродромов в западном полушарии, в Англии, в течение первых тридцати дней предстояло сбросить на 70 советских городов 133 атомные бомбы, из которых восемь предназначались для Москвы и семь — для Ленинграда. В последующие два года предполагалось использовать еще 200 атомных и 250 тысяч тонн обычных бомб.

Так в ажиотаже увлечения атомной бомбой командование стратегической авиации США дошло до полного отрицания всех других видов вооруженных сил, в том числе военно-морского флота, который объявлялся устаревшим.

Сообщение ТАСС об успешном испытании ядерного оружия в СССР повергло американского обывателя в состояние истерии, и конгресс США окончательно передал пальму первенства в развитии вооруженных сил страны стратегической авиации. Несмотря на возражения высших руководителей флота, постройка кораблей новых проектов в первое послевоенное пятилетие практически прекратилась: завершались корабли, заложенные еще в годы войны.

Однако опыт войны в Корее показал, что военно-морской флот не утратил своего значения и в век ядерного оружия. “Мы еще раз убедились, что нет быстрого, легкого и дешевого способа выиграть войну, — писал один американский адмирал. — Ни при каких обстоятельствах нельзя игнорировать значение минно-тральных сил и морской авиации”.

Примерно в это же время командование ВМС США выдвинуло концепцию “воздушно-морского гибрида” — ударного авианосца, с которого могут взлетать самолеты с атомными бомбами. Первый старт такого бомбардировщика с авианосца “Корал Си” состоялся в 1950 году, и это укрепило позиции адмиралов, доказывавших, что авиаматки способны обеспечить ядерную бомбардировку СССР успешнее и с меньшими затратами, чем стратегическая наземная авиация. В соответствии с новыми веяниями стратегия “массированного возмездия”, выношенная американскими военными, была подкорректирована; суть новой политики — нанесение массированных атомных ударов самолетами с наземных аэродромов и авианосцев. Американский флот получил свою долю казенного пирога, которого лишили было его притязания военно-воздушных сил.

С 1952 года на американских верфях начинают закладываться ударные авианосцы невиданных прежде размеров. Однако эти гиганты, начиненные авиационным горючим и боеприпасами, оказались столь уязвимыми для любого оружия — артиллерии, торпед, авиабомб, — что выпускать их в море без надежного противолодочного и противовоздушного прикрытия оказалось немыслимым. Костяком флота должна была стать группа кораблей: оперативное соединение, состоящее из ударных авианосцев и кораблей для их защиты от подводных лодок и самолетов противника. Вот почему ориентация флота на ударные авианосцы оказала решающее влияние на судьбу других классов надводных кораблей, в том числе и крейсеров.

В самом деле, для охраны ударных авианосцев потребовались совершенно новые корабли — фрегаты УРО (управляемого ракетного оружия), оснащенные более мощным зенитным и противолодочным оружием, нежели прежние эсминцы. Но поскольку разработка этих фрегатов задерживалась и они могли быть введены в строй только в 1960-х годах, возникла идея приспособить для этой цели крейсеры военных лет, частично модернизировав их и оснастив УРО.

Такое оружие усиленно разрабатывалось в США в начале 50-х годов. Первым принятым на вооружение образцом стал зенитный управляемый ракетный снаряд “Терьер”. Им снабдили два тяжелых крейсера типа “Балтимор” — “Бостон” и “Канберра”, первыми подвергшихся модернизации.

В 1955—1956 годах кормовые башни на них заменили двумя спаренными пусковыми установками ЗУРС “Терьер” (при длине 4,5 м, диаметре 0,35 м и весе 1360 кг этот снаряд, наводившийся по лучу радиолокационной станции, имел дальность полета 32 км, а досягаемость по высоте 18 км. В последующих модификациях высота доведена до 27 км). Боезапас системы составлял 144 снаряда. За первыми последовали легкие крейсеры типа “Кливленд” — “Галвестон”, “Литтл Рок” и “Оклахома Сити”, снабженные одной спаренной установкой ЗУРС “Талос” {длина снаряда 9,4 м, диаметр 0,75 м и вес 3160 кг; снаряд достигал цели на 130 км в длину и 27,5 км в высоту). Боезапас составлял 45 ракет. Наконец, в 1959—1960 годах три других крейсера того же типа — “Провиденс”, “Спрингфилд” и “Топека” — получили по одной спаренной установке ЗУРС “Терьер” (запас — 120 снарядов).

Все перечисленные корабли в целом сохранили первозданный облик. В очертаниях же крейсера УРО “Олбани” нельзя было уловить ни малейшего сходства с его прототипом “Орегон Сити” (то же самое можно сказать о “Чикаго” и “Колумбусе”, которые заимствовали от прототипа “Балтимор” только корпус; все остальное было сделано заново). Удаление трех тяжелых трехорудийных башен 203-мм калибра позволило создать чрезвычайно высокий мостик, необходимый для размещения систем управления полетом ракет, а на смену традиционным дымовым трубам пришли “маки” — слово, произведенное из английских “маст” — мачта и “стэк” — дымоход. Вместо артиллерийского вооружения на этих кораблях были установлены три системы ракетного оружия: ЗУРС “Тартар” и “Талос” (снаряд длиной 9,4 м, диаметром 0,75 м и весом 3160 кг достигал цели на 130 км в длину и 27,5 км в высоту), а также противолодочные управляемые ракеты (ПЛУР) “Асрок”, принятые на вооружение в 1960 году. Это был 454-кг снаряд длиной 4,6 м и диаметром 0,324 м, стартующий с помощью ракетного двигателя.

На этих кораблях история артиллерийских крейсеров, составлявших некогда костяк американского флота, закончилась. В последующие годы американцы приступают к постройке совершенно новых крейсеров УРО, в том числе и атомных, предназначенных для противолодочной и противовоздушной защиты ударных соединений.

По-иному сложилась судьба английских крейсеров. Утратив после второй мировой войны положение первой морской державы, Англия оказалась вынужденной идти в фарватере политики своего более сильного партнера — США. И все послевоенное развитие британского флота являет собой попытки неудачного копирования американской стратегии. Так, избрав главной ударной силой флота авианосцы с самолетами — носителями ядерного оружия, англичане не смогли построить ни один новый корабль этого класса и ограничились достройкой двух тяжелых и семи легких авианосцев, заложенных еще в годы войны. Однако содержание даже такого авианосного флота оказалось Британии не под силу; и в составе единственной ударной группировки английского флота осталось всего четыре авианосца...

Как и американцы, англичане возлагали противолодочную и противовоздушную защиту этого ударного соединения на крейсеры УРО, для чего было решено достроить три крейсера типа “Тайгер”. Постройка этих кораблей, заложенных еще в 1941-1942 годах, была приостановлена в 1946 году и возобновлена девять лет спустя. Однако управляемые ракеты для них создать не удалось, и они остались чисто артиллерийскими кораблями. “Тайгер” вступил в строй в 1959-м, а “Лайон” и “Блейк” — в 1960-1961 годах. Лишь в 1965—1969 годах началось усиление их противолодочного вооружения.

Иначе складывалась судьба крейсеров во французском послевоенном флоте. Здесь с 1958 года главный упор делался не на сверхмощные тяжелые авианосцы, а на легкие, как считалось, более приспособленные к новым условиям боевых действий. Противолодочную оборону ударных соединений французы возлагали на эсминцы, а противовоздушную — на чисто артиллерийские крейсеры ПВО. Первый из них, “Де Грассе”, был заложен еще в 1938 году, но в строй вступил только в 1956-м. Это был корабль, который при водоизмещении 9380/11 545 т развивал скорость 33,8 узла и нес двенадцать 127-мм универсальных орудий. Второй, “Кольбер”, был крейсером нового проекта с мощным артиллерийским зенитным вооружением. Вступив в строй в 1958 году, он впоследствии прошел переоборудование, в ходе которого его артиллерийское вооружение было частично заменено и дополнено ракетным.

В 1960-х годах, когда выявилось, что противолодочное вооружение эсминцев недостаточно для надежного поиска и уничтожения подводных лодок, достигших весьма высокого совершенства, Франция приступила к постройке специального противолодочного крейсера-вертолетоносца. Это был “Ла Резолю”, в 1964 году переименованный в “Жанну д'Арк”. При водоизмещении 10000/13000 т этот корабль нес восемь вертолетов ПЛО, спаренную пусковую установку ЗУР “Мазурка” и четыре 100-мм универсальных орудия.

Стали после войны крейсерами УРО и два голландца “Эендрахт” и “Де Зевен Провинсиен”, заложенные до второй мировой войны и еще на стапелях попавшие в руки немцев.

Первым вступивший в строй, “Де Зевен Провинсиен” был при этом переименован в “Де Рейтер”, а “Эендрахт” стал именоваться “Де Зевен Провинсиен” (165). В 1962—1964 годах оба корабля получили американское ракетное вооружение — одну спаренную пусковую установку ЗУРС “Терьер” — и стали первыми и единственными в голландском флоте крейсерами УРО.

Италия не строила ударных авианосцев, считая, что главной ударной силой флота станут крейсера, вооруженные баллистическими ракетами американского происхождения. Вот почему на двух кораблях этого класса были предусмотрены четыре пусковые шахты для ракет “Поларис”. Первым из них оказался старый “кондотьери” “Джузеппе Гарибальди”, подвергнутый коренной переделке в 1957—1962 годах. Второй подобный корабль с мощным противолодочным вооружением — “Витторио Венето” — вступил в строй в 1969 году. При водоизмещении 8000/8850 т он развивал 32 узла и, кроме баллистических ракет, нес одну спаренную универсальную пусковую установку для ЗУРС “Терьер” и ПЛУР “Асрок”, а также восемь 76-мм автоматов, два трехтрубных торпедных противолодочных аппарата и девять противолодочных вертолетов.

Кроме того, в 1964 году были введены в строй два противолодочных крейсера УРО “Андреа Дориа” и “Кайо Дуилио”, которые при водоизмещении 6000/6500 т развивали скорость 31 узел и несли ЗУРС “Терьер”, противолодочные торпеды и вертолеты и 76-мм автоматы.

В первые послевоенные годы Советский Союз, перенесший тяжелейшую в мировой истории войну, не имел реальных технических возможностей для создания принципиально новых морских вооруженных сип, поэтому вначале главный упор делался на постройку кораблей, вооруженных обычной артиллерией, торпедами и минами. На флот тогда возлагались в основном оборонительные задачи, и он продолжал оставаться флотом прибрежного действия.

В соответствии с этой ориентацией и создавались советские легкие крейсера типа “Свердлов”. Будучи самыми крупными крейсерами в истории отечественного флота, они были и самыми многочисленными и в середине 1950-х годов не раз побывали в водах и портах иностранных государств.

В то же время наша оборонная техника развивалась столь стремительно, что уже в 1947 году Советское правительство смогло заявить о том, что никакого секрета атомной бомбы не существует. В 1949 году, когда ТАСС объявил об испытании в СССР атомной бомбы и приборы подтвердили этот бесспорный факт, американцы удостоверились, что их ядерная монополия кончилась.

Примерно с середины 50-х годов в нашей стране начались крупные работы по созданию океанского ракетно-ядерного флота.

(Статья Г.Смирнова и В.Смирнова из журнала “Моделист-Конструктор”)

Последние представители класса крейсеров

На первую страницу сайта