История создания и службы германских линкоров

История создания и службы германских линкоров
Февраль 21, 2014

Поражение в первой мировой войне, казалось бы, окончательно вычеркнуло Германию из претендентов на морское господство. Согласно Версальскому договору немцам разрешалось иметь в строю корабли водоизмещением до 10 тыс. т с орудиями калибром не более 11 дюймов. Поэтому им пришлось распрощаться с надеждой сохранить даже самые первые свои дредноуты и довольствоваться лишь безнадежно устаревшими броненосцами типа “Дойчланд” и “Брауншвейг”.

Когда же появилась возможность заменить последние на корабли новых проектов (а это разрешалось делать не ранее чем через 20 лет их нахождения в строю), именно эти “версальские” ограничения и привели к появлению необычных во всех отношениях “капитальных” кораблей типа “Дойчланд”. При его создании немцы исходили из того, что новый корабль в первую очередь будет использоваться на вражеских коммуникациях в качестве рейдера.

История создания и службы германских линкоровУспешные действия в 1914 году “Эмдена” и “Кенигсберга” против британского судоходства вместе с тем наглядно показали, что слабое вооружение легких крейсеров не оставляет им шансов при появлении более серьезного противника. Поэтому “Дойчланд” должен быть сильнее любого неприятельского тяжелого крейсера и одновременно быстроходнее любого линкора. Идея эта, прямо скажем, не нова, но попытки реализовать ее ранее редко приводили к желаемому результату.

И только немцам удалось наконец воплотить ее в металле наиболее близко к замыслу. “Дойчланды” при весьма ограниченном водоизмещении получили мощное вооружение, приличную (по крейсерским меркам) защиту и огромную дальность плавания. В германском флоте новые корабли официально классифицировались как броненосцы (panzerschiffe), по сути были тяжелыми крейсерами, но из-за чрезмерно мощной артиллерии главного калибра остались в истории мирового кораблестроения как “карманные линкоры”.

Действительно, вооружение “Дойчланда” — две трехорудийные 11-дюймовые башни да еще 8 шестидюймовок в качестве среднего калибра — выглядело вполне “линкоровским”. Новая 283-мм пушка (немцы официально называли ее “28-см”, и поэтому в литературе она часто значится как 280-мм) — с длиной ствола в 52 калибра и углом возвышения в 40° могла стрелять 300-кг снарядами на дальность 42,5 км. “Впихнуть” такую артиллерию в крейсерские размеры позволили, во-первых, всемерное облегчение корпуса за счет широкого внедрения электросварки и, во-вторых, использование принципиально новых двигателей — четырех спаренных дизельных установок с гидравлической передачей.

В результате в проекте осталось место и на броневой пояс толщиной 60—80 мм, и на противоторпедную защиту шириной около 4,5 м (вместе с булями), завершавшуюся 40-мм продольной переборкой. Вступление в строй головного “карманного линкора” совпало с приходом к власти Гитлера и вылилось в шумную пропагандистскую кампанию, призванную внушить обывателю, будто возрождение германского флота началось с создания “лучших в мире” кораблей. В действительности эти утверждения были далеки от истины.

При всей своей оригинальности “Дойчланд” и последовавшие за ним “Адмирал Шеер” и “Адмирал граф Шпее” по броневой защите превосходили далеко не все “вашингтонские” крейсера, а по скорости уступали всем в среднем на 4-5 узлов. Мореходность “карманных линкоров” поначалу оказалась неважной, из-за чего им пришлось срочно переделывать носовую часть корпуса. В довершение всего следует отметить, что их реальное стандартное водоизмещение превышало декларируемое (10 тыс. т) на 17-25%, а полное на “Адмирале графе Шпее” вообще достигло 16020т!

Очевидная ограниченность возможностей “карманных линкоров” в свете заявленной Гитлером новой морской доктрины вынудила отказаться от строительства еще трех однотипных кораблей в пользу полноценных линкоров. В июне 1935 года в Лондоне был заключен договор, позволявший Германии иметь флот, составлявший 35% от британского. Одержав дипломатическую победу, немцы теперь могли строить линкоры вполне легально. Создание кораблей шло под личным контролем фюрера.

Именно его принято считать автором новой роли, предписанной бронированным гигантам кригсмарине в назревавшей войне. Дело в том, что, будучи не в состоянии тягаться с британским флотом в генеральном сражении, фашисты предполагали использовать свои линкоры в качестве океанских рейдеров. Именно в действиях могучих кораблей против транспортного судоходства Гитлеру виделась возможность поставить “владычицу морей” на колени.

По совокупности параметров “Шарнхорст” и “Гнейзенау” нередко (и вполне справедливо) называют линейными крейсерами. Однако их преемственность со своими выдающимися предками — “Дерфлингером” и “Макензеном” — весьма условна. Проект “Шарнхорста” в большей степени ведет свою родословную от “карманных линкоров”.

Единственное, что конструкторы позаимствовали у кайзеровских линейных крейсеров, так это схему бронирования. В остальном же “Шарнхорст” — просто выросший до нормальных размеров “Дойчланд” с третьей 283-мм башней и паротурбинной установкой. Броневая защита “Шарнхорста” по схеме была старомодной, но в то же время очень мощной. Вертикальный пояс из 350-мм цементированной брони крепился снаружи и мог противостоять 1016-кг 406-мм снарядам на дальностях более 11 км.

Выше находился дополнительный 45-мм пояс. Броневых палуб было две: 50-мм верхняя и 80-мм (95-мм над погребами) нижняя со 105-мм скосами. Общий вес брони достиг рекордной величины — 44% от нормального водоизмещения! Противоторпедная защита имела в среднем ширину 5,4 м на каждый борт и отделялась от корпуса наклонной 45-мм переборкой.

283-мм орудия модели SKC-34 по сравнению с предыдущей моделью SKC-28 были несколько усовершенствованы: длина ствола увеличилась до 54,5 калибра, что позволило более тяжелому 330-кг снаряду обеспечить ту же дальность стрельбы — 42,5 км. Правда, Гитлер был недоволен: он считал германские корабли периода первой мировой войны явно недовооруженными и требовал установить на “Шарнхорсте” 380-мм орудия.

Лишь нежелание надолго затягивать вступление линкоров в строй (ановое вооружение задержало бы их готовность минимум на год) вынудило его пойти на компромисс, отодвинув перевооружение кораблей на момент их будущих модернизаций. Весьма странным выглядит смешанное размещение средней, артиллерии в двухорудийных башнях и палубных щитовых установках. Но этот факт объясняется очень легко: последние уже были заказаны для несостоявшихся 4-го и 5-го “карманных линкоров”, и конструкторы “Шарнхорста” просто “утилизировали” их.

Уже в ходе строительства “Шарнхорста” и “Гнейзенау” стало ясно, что попытки международного сообщества ограничить гонку морских вооружений потерпели фиаско. Ведущие морские державы немедленно приступили к проектированию сверхлинкоров, и немцы, естественно, не остались в стороне. В июне 1936 года на верфях Гамбурга и Вилгельмсхафена заложили “Бисмарк” и “Тирпиц” — крупнейшие боевые корабли из когда-либо строившихся в Германии.

История создания и службы германских линкоровХотя официально было заявлено, что водоизмещение новых линкоров составляло 35 тыс. т, в действительности это значение превышалось чуть ли не в полтора раза! Конструктивно “Бисмарк” во многом повторял “Шарнхорст”, но принципиально отличался прежде всего артиллерией главного калибра. 380-мм пушка с длиной ствола в 52 калибра могла выпускать 800-кг снаряды с начальной скоростью в 820 м/с.

Правда, за счет снижения максимального угла возвышения до 30° дальность стрельбы по сравнению с 11-дюймовкой уменьшилась до 35,5 км. Впрочем, и это значение считалось избыточным, так как вести бой на таких дистанциях тогда казалось невозможным. Бронирование отличалось от “Шарнхорста” в основном увеличением высоты главного пояса и утолщением верхнего пояса до 145 мм. Палубная броня, как и ширина противоторпедной защиты, осталась прежней.

Примерно то же можно сказать и об энергетической установке (12 котлов Вагнера и 3 четырехкорпусных турбозубчатых агрегата). Относительный вес брони несколько уменьшился (до 40% от водоизмещения), но это нельзя назвать недостатком, поскольку соотношение между защитой и вооружением стало более сбалансированным. Но даже такие гиганты, как “Бисмарк” и “Тирпиц”, не смогли удовлетворить растущие амбиции фюрера.

В начале 1939 года он утвердил проект линкора типа “Н” полным водоизмещением свыше 62 тыс.т, вооруженного восемью 406-мм орудиями. Всего предполагалось иметь 6 таких кораблей; два из них успели заложить в июле-августе. Однако вспыхнувшая война перечеркнула планы нацистов.

Программы строительства надводных кораблей пришлось свернуть, и в сентябре 1939-го Гитлер мог противопоставить 22 английским и французским линкорам и линейным крейсерам лишь “11-дюймовые” “Шарнхорст” и “Гнейзенау” (“карманные линкоры” не в счет). Немцам приходилось уповать лишь на новую рейдерскую тактику. Первую совместную корсарскую операцию “Шарнхорст” и “Гнейзенау” выполнили в ноябре 1939 года.

Итогом ее стало потопление английского вспомогательного крейсера “Равалпинди” — бывшего пассажирского лайнера, вооруженного старыми пушками. Успех был, мягко говоря, скромным, хотя геббельсовская пропаганда раздула этот неравный поединок до масштабов крупной морской победы, а в серии “Библиотека немецкой молодежи” даже выпустили отдельную книжку под названием “Конец “Равалпинди”.

В апреле 1940 года оба систершипа обеспечивали прикрытие германского вторжения в Норвегию и впервые вступили в бой с достойным противником — линейным крейсером “Ринаун”. Дуэль протекала в условиях плохой видимости и продолжалась с перерывами более двух часов. “Гнейзенау” добился двух попаданий в англичан, но и сам получил тоже два 381-мм снаряда, один из которых заставил замолчать кормовую башню. В “Шарнхорст” попаданий не было, но его носовая башня также вышла из строя из-за повреждений, вызванных штормом.

Вскоре в норвежских водах произошел еще один бой, получивший огромный резонанс в военно-морских флотах всего мира. 8 июня “Шарнхорст” и “Гнейзенау” наткнулись на британский авианосец “Глориес”, шедший в сопровождении эсминцев “Ардент” и “Экаста”. Используя радар, немцы открыли огонь с дальности 25 км и быстро добились попаданий, повредивших полетную палубу и не позволивших поднять в воздух самолеты. “Глориес” загорелся, перевернулся и затонул. Пытаясь спасти авианосец, эсминцы отважно ринулись в самоубийственную атаку.

Оба были расстреляны, но все же одна торпеда с “Экасты” поразила “Шарнхорст”. Линкор принял более 2500т воды и получил крен в 5° на правый борт; две артиллерийские башни — кормовая 283-мм и одна 150-мм — вышли из строя; скорость хода резко уменьшилась. Все это несколько смазало несомненный успех операции.

Результаты первого боя линкоров с авианосцем воодушевили адмиралов с консервативными взглядами на ведение морской войны, но, увы, ненадолго. Очень скоро стало ясно, что расстрел “Глориеса” — всего лишь трагическое совпадение, исключение из правил

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


один × = 8

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>