Боевые корабли мира

ДЕТЕКТИВНАЯ ЗАГАДКА?
(Тайна гибели авианосца "Уосп"). [2]

Б.У.Бли (США)

Сорок лет назад во время сражения за Гуадалканал я служил в ВМС и стал свидетелем атаки японских подводников. Эсминец "О'Брайен" тогда получил одно торпедное попадание, еще три торпеды смертельно ранили "Уосп" и, наконец, четвертая разорвалась у борта линкора "Норт Каролина". Кто выполнил эту атаку? Сколько субмарин приняли в ней участие?

"Торпедным переходом" была названа нами часть маршрутов, проходивших через район моря к юго-востоку от Гуадалканала, в котором в полдень 15 сентября 1942 года шли вместе с другими кораблями "Уосп", "Норт Каролина" и "О'Брайен". Двумя неделями ранее неподалеку отсюда была торпедирована "Саратога", а затем редкий день проходил без акустических контактов, обнаружения перископа или иных свидетельств присутствия рыскавших поблизости вражеских субмарин

Небо было ясное, видимость отличная, 20-узловый пассат дул с юго-востока. Барашки волн покрывали всю поверхность моря - прекрасная погода для охоты подводных лодок и очень опасная для их потенциальных жертв. "Уосп" и "Хорнет" сопровождали шесть транспортов, на борту которых находился 7-й Полк морской пехоты, предназначенный для усиления 1-й Морской Дивизии на Гуадалканале. На параллельном с транспортами курсе, почти у самого горизонта и южнее, шли авианосцы в пределах видимости друг друга. Корабли уже достигли точки приблизительно в 250 милях к юго-востоку от цели похода.

Каждый авианосец был прикрыт круговым ордером сил охранения. Обе группировки имели свои конкретные задачи, и каждая шла собственным курсом, но не удаляясь друг от друга более чем на семь - десять миль. "Норт Каролина" и "О'Брайен" входили в состав охранения "Хорнет". В эту же группу входил и тяжелый крейсер "Пенсакола", на котором служил офицером я, в тот момент находясь на верхней палубе.

Рис.1 Примерное положение оперативных групп "Уоспа" и "Хорнета" 15 сентября 1942 года в 14-00 перед началом летных операций на "Уоспе".

На мостиках "Пенсаколы", "Норт Каролины" и остальных кораблей из охранения "Хорнет" в 14-45 получили предупреждение, что с "соседями" что-то происходит. "Уосп" только что закончил запуск своих самолетов, в течение которого корабли обеих групп шли на юго-восточном курсе - в направлении ветра. По окончании запуска все начали поворот, чтобы снова лечь на основной курс 280° и продолжить подход к Гуадалканалу. В начале этого поворота рядом с "Уоспом" был замечен густой дым. Рассматривая его в бинокль с расстояния приблизительно 12.000 ярдов (11 км), я смог разглядеть, что несколько самолетов сброшены за борт и еще плавали у кормы авианосца. Это обстоятельство, при отсутствии каких-либо радиограмм или иных сигналов о происходящем, дало возможность мне и другим сделать вывод о том, что на полетной палубе "Уоспа" произошел несчастный случай и начался пожар. Следовательно, горящие самолеты были выброшены за борт, дабы предотвратить распространение огня. Подобные случаи не представляли чего-то необычного в ходе боевых действий и не вызывали причин для опасения на других кораблях.

Прошло еще две или три минуты, однако по-прежнему не было ни тревоги, ни какого-либо объяснения случившемуся. От авианосца валили огромные клубы тяжелого дыма, и он, свободно дрейфуя, казался почти вымершим. Вскоре на его летной и ангарной палубах начали прорываться сильные языки пламени, указывая на то, что огонь добрался до снаряженных к полету самолетов. Тем не менее, сотни наблюдающих с кораблей группы "Хорнет" офицеров и матросов все еще не знали, что "Уосп" поражен в правый борт (его не было видно находящимся на "Хорнете") тремя торпедами с японской подводной лодки. Из-за больших разрушений и бушующего огня, оттого, что из разорванных бензопроводов хлестал бензин, авианосец был уже обречен. Несмотря на то, что все внимание оказалось сосредоточенным на пылающем корабле, группа "Хорнет", идя на 18 узлах, продолжила правый поворот на основной курс 280°.

Томительная тишина на мостиках кораблей внезапно была нарушена радиограммой, прорвавшейся сквозь треск помех. Полученное сообщение оказалось неполным, и ясно разбиралась лишь фраза: "...торпеда направлялась на строй по курсу ноль - восемь - ноль". Это сообщение, как оказалось впоследствии, было передано эсминцем "Лэнсдаун"(DD-486) для предупреждения кораблям охранения "Уоспа". Поскольку эсминец находился как раз на половине расстояния между двумя авианосцами, его радиограмма могла означать и то, что торпеда может направляться к группе "Хорнета". К сожалению, радио в те дни не внушало особого доверия, и на ряде кораблей сообщение "Лэнсдауна" не приняли к сведению.

Затем, когда спустя несколько минут группа "Хорнет" легла на курс 280°, на мостике получили еще одно сообщение. И снова оно оказалось неполным: "...торпеда только что прошла у меня по корме и направляется на вас". И все! Было совершенно непонятно, кто его передал, а несколько возбужденных голосов в эфире и вовсе вносили только путаницу. Флажный сигнал, взвившийся на нок-рее эсминца "Мастин" (DD-413), предупреждал группу "Хорнета" о торпедной атаке, но какой корабль подразумевался под "Вами", осталось неизвестным. Множество глаз напряженно искали среди барашков волн следы торпеды, но никто так и не смог ее заметить, пока не стало слишком поздно. "Хорнет" в этот момент, чьи маневры, как правило, повторялись идущим с ним эскортом, был замечен с сильно накрененной полетной палубой, видимо, резко поворачивая вправо.

Командир "Норт Каролины", находившийся в ходовой рубке, видя, как "Хорнет" резко взял вправо, приказал: "Полный руль вправо! Полный вперед!" Несколько секунд спустя мощные вентиляторы, сосавшие воздух в котлы, резко увеличили обороты, и стал ясно слышаться их жалобный вой, а по всему кораблю прошла вибрация от вспенивших море гребных винтов. Люди в надстройках и нижних палубах сразу поняли, что что-то неладно, и начали выбегать на свои боевые посты, не дожидаясь общего сигнала тревоги.

На мостике этой огромной бронированной коробки время, казалось, остановилось. Корабль начал медленно поворачивать. И все невольно вздрогнули, когда неожиданно недалеко от левого борта раздался грохот взрыва. Там, где только что шел эсминец "О'Брайен", в небо устремился большой султан белых брызг, который, оседая, полностью закрыл эсминец. Нос его теперь был сильно разрушен торпедой.

Также внезапно, в 14-32, в то время как "Норт Каролина" ложилась на курс 295° и только начинала набирать скорость, в левый борт, по траверзу ее носовой башни, ударилась торпеда. Корабль содрогнулся и накренился. Нефть и вода взлетели вверх выше дымовых труб. Облако брызг и дыма окутало все надстройки корабля. Тонны воды низверглись на надстройку и устремились по палубе в корму, смыв одного человека за борт. Множество ног бегущих людей из аварийной партии сквозь едкий желто-коричневый дым промчалось вперед, к месту повреждения. Под броневым поясом зияла пробоина, через которую смог бы въехать приличных размеров грузовик. Линкор принял около тысячи тонн воды.

Тем временем по сигналу командующего, располагавшегося на "Хорнете", корабли его группы увеличили скорость до 25 узлов и экстренно выполнили два последовательных поворота вправо, покинув опасный район. "Норт Каролина" также выполнила этот маневр, сохраняя свое место в строю, словно с ней ничего не произошло. Хотя линкор и получил крен в 5,5°, но уже спустя пять минут его выправили контрзатоплением. Конечно, ремонта с постановкой в сухой док теперь было не избежать, но быстрые и эффективные действия экипажа корабля, несмотря на полученные повреждения, смогли предотвратить тяжелые последствия.

"Мастин", сразу после того как "рыбина" прошла под его кормой, принял резко влево и, спустя две минуты после взрыва на "Норт Каролине", установил гидроакустический контакт с неприятельской подводной лодкой, якобы находившейся приблизительно в трех километрах (3000 ярдов) к юго-западу от места торпедирования линкора. "Мастин" засек цель, вышел из ордера и сбросил на лодку девять глубинных бомб, но результатов атаки не наблюдал. Вскоре, однако, контакт был утерян и в течение следующих 20 минут поиска восстановить его не удалось.

Рис. 2. Торпедирование "Уоспа", "Норт Каролины" и "О'Брайена" 15 сентября 1942 года

Тем временем эсминцы группы "Уоспа" также были заняты действиями по уничтожению вражеской субмарины, в присутствии которой теперь никто уже не сомневался, но точное ее местонахождение так и не было установлено. На эсминцах сочли, что она находится где-то к юго-западу от "Уоспа", по крайней мере в 7 километрах (8000 ярдов) от того места, где ее, возможно, засек "Мастин". Увы, все поиски оказались безрезультатными.

В послебоевом анализе "О'Брайен" подлил масла в огонь, так как по его докладу получалось, что поблизости находились, как минимум, три японские субмарины. В рапорте эсминца была сделана запись, что поразившая его торпеда (вместе с отсутствием какой-либо другой информации!) шла курсом 350°. Если предположить, что описанные выше противолодочные действия производились против двух разных лодок, то указанный курс мог принадлежать только третьей лодке. Повреждения "О'Брайена" оказались ужасными, но он смог самостоятельно вернуться на базу в Нумеа (Новая Каледония), где произвел предварительный ремонт. Затем эсминец направился в Штаты, но 19 октября 1942 года, следуя от островов Самоа, повреждения дали о себе знать: корпус корабля разломился и затонул. Утешало в этом происшествии лишь то, что эсминец никому не стал обузой.

"Уосп" продолжал сильно гореть. Взрывы сотрясали его от носа до кормы. Пожары с самого начала оказались настолько разрушительными, что вскоре на борту авианосца вышло из строя все, что только могло выйти. И не удивительно, что с "Уоспа" уже перестали давать какие-либо указания кораблям эскорта. Несмотря на героические усилия личного состава, в 15-20 был получен приказ оставить авианосец. Корабль потерял 193 человека убитыми и 367 ранеными. В 21-00 эсминец "Лэнсдаун" нанес ему торпедами coup de grace.

Японская субмарина J-15 находилась поблизости и стала свидетелем гибели "Уоспа", немедленно сообщив эту новость в штаб-квартиру на атолле Трук. Ее подводная сестра J-19 также дала радиограмму, сообщив, что ею торпедирован авианосец "Уосп". Но ни одна из них не донесла о попаданиях в "Норт Каролину" и "О'Брайен".

Так все-таки, что же произошло на самом деле? Сколько же в конце концов вражеских субмарин приняли участие в этой атаке? Какие позиции они занимали? Кто какой корабль торпедировал?

Работе историков, пытавшихся точно установить, что же случилось, очень мешало то обстоятельство, что все основные участники с японской стороны погибли в ходе войны. J-15 затонула у Гуадалканала 2 ноября 1942 года, а J-19 не вернулась из боевого патрулирования в конце 1943-го, когда американцы предприняли активные действия против островов Гилберта. Кроме того, официальные документы Японского Императорского флота в Токио были практически полностью уничтожены бомбардировками и пожарами в 1945-м. Сразу после окончания войны офицеры Генерального штаба японского ВМФ пыталась по памяти восстановить наиболее ценные из них. Полученные данные были, несомненно, важными, но далеко не полными.

Тот факт, что "Уосп" торпедирован J-19, кажется, не подлежит сомнению. Но вот что касается "невостребованных" попаданий в два других корабля, то здесь все сложнее. Некоторые американские историки, включая контр-адмирала Самуэля Элиота Морисона, приписывают их J-15: она находилась поблизости и к тому же в 21-00 дала сообщение об уничтожении "Уоспа", поэтому 15-я вполне могла сделать свое черное дело в то время, как J-19 атаковала авианосец. Морисон допускает и вероятность того, что J-19 ответственна за торпедирование всех трех кораблей, но в то же время замечает, что в этом случае "... ее торпеды должны были преодолеть слишком уж большое расстояние".

Другие историки, в том числе и всеми уважаемый немецкий авторитет по вопросам подводной войны Юрген Ровер, утверждают, что J-19 "неосознанно" добилась всех пяти попаданий. Их реконструкция этого эпизода следующая: 19-я выпускает шесть торпед по "Уоспу", три из которых в него не попадают и преодолевают те несколько миль, что разделяли обе оперативные группы, и чисто случайно находят свои цели, отыгравшись еще на двух кораблях. Эта любопытная версия была категорически отвергнута американскими военно-морскими кругами, однако ими до сих пор не представлено никакого детального опровержения, а потому она также имеет право на существование.

Хотя свидетели на мостике "Уоспа" и видели только четыре торпеды, шедшие к авианосцу, и давшие три попадания и один промах, это явно противоречит японской тактике, которая требовала атаковать такую важную цель как авианосец всеми наличными торпедами, то есть шестью. Согласно одному высшему японскому должностному лицу, обычный интервал между торпедными пусками составлял три секунды. Сам факт попадания по линкору и эсминцу не исключает возможности того, что они были выпущены с J-19, но, другое дело, что даже сам командир японской субмарины капитан 2 ранга Такаити Кинаси едва ли мог хотя бы надеяться на столь благоприятное стечение обстоятельств, тем более, что корпус "Уоспа" лишал японцев возможности увидеть результаты своих трудов.

Как справедливо указывает Морисон, если какая-либо торпеда из выпущенных J-19 по "Уоспу" и достигла "О'Брайена" или "Норт Каролину", то ей потребовалось бы пройти более длинную дистанцию, чем обычно встречалась и с успехом применялась в 1942 году. Японские торпеды того периода еще не имели механизма самоликвидации. Но правый поворот группы "Хорнета" для возврата на курс 280° произошел как раз тогда, когда торпеды были уже в пути и тем самым он несколько сократил дистанцию.

А были ли вообще торпеды в состоянии пройти такую большую дистанцию, если предположить, что они были выпущены с J-19? К сожалению, это трудно утверждать безоговорочно, но имеется по крайней мере два момента.

Бюро военно-морского кораблестроения США (Navy's Bureau of Ships) в 1949 году опубликовало сообщение, что "повреждения на "Норт Каролине" указывают на то, что корабль был поврежден зарядом приблизительно в 660 фунтов шимозы (пикриновой кислоты), использовавшейся в японской торпеде типа "89"". В то время это была основная торпеда японских подводных лодок. Согласно вышеупомянутому японскому офицеру, 533-мм торпеда типа "89" имела пневматический привод и могла пройти на 45 узлах дистанцию в пять с половиной километров, а на 35 узлах максимальное расстояние - 10 км. Эта информация абсолютно исключает версию об атаке одной подводной лодки.

Однако вполне вероятно, что Бюро ошиблось в идентификации модели торпеды, и японцы использовали тип "95" модель 1. Это подтверждается данными ряда историков. 533-мм торпеда типа "95", также использовавшаяся японскими подводными лодками, имела пневмопривод на 100-процентном кислороде и, неся 891-фунтовый заряд, могла пройти почти 12 километров 45-узловым ходом. Эти данные не только делают возможной атаку одной лодки, но и вполне обоснованно увязывают между собой все обстоятельства разыгравшейся трагедии.

Широко же раздутый аргумент о несовпадении времени при попаданиях в "О'Брайен" и "Норт Каролину" можно спокойно отнести к суматохе боя. Морисон, Ровер и другие историки принимали как факт дезинформацию о том, что попадание в "О'Брайен" было на две минуты позже попадания в линейный корабль. Если это так, то версия с одной субмариной и одним торпедным залпом, безусловно, не выдерживает никакой критики, так как в момент попадания в "О'Брайен" эсминец находился приблизительно на 830 метров ближе к группе "Уоспа", чем линкор и, следовательно, ближе к позиции, занимаемой J-19. Несинхронизация часов, отраженная в рапортах этих двух кораблей, включая "О'Брайен", представляется ошибкой. Поэтому я могу засвидетельствовать, и другие свидетели это подтвердят, что попадание в эсминец произошло по меньшей мере за минуту до взрыва на "Норт Каролине" и это-то как раз подтверждает атаку только одной подводной лодки.

С другой стороны возникает вопрос, а какую роль во всем этом сыграла J-15? Ведь выше было дано доказательство, подтверждаемое в том числе "Мастином" и "О'Брайеном", что в районе атаки находилась более чем одна лодка. Более того, имеются восстановленные японские рапорты, которые показывают, что в том же районе 15 сентября несли боевое патрулирование по меньшей мере восемь японских субмарин (к юго-востоку от Гуадалканала, на площади в несколько сотен квадратных миль), включая и J-15 и J-19. Но! Те же самые рапорты показывают, что все восемь лодок в описываемый период благополучно возвратились в базу. Таким образом исключается версия, что субмарина, торпедировавшая линкор или эсминец погибла и не смогла сообщить о своей атаке. Главная подозреваемая J-15, вместе с J-19, зарегистрированы как возвратившиеся в Трук 23 сентября. Но до сих пор отсутствует какая-либо восстановленная запись, что J-15 или любая другая лодка, кроме J-19, одержали победу 15 сентября. Следовательно, ни одна из них этого не делала.

Является ли в действительности возможным факт, что J-19 была единственной лодкой, выпустившей торпеды? Это упрямо утверждают вышеперечисленные доводы. Рис. 2, нарисованный на основе боевых рапортов участвовавших в операции кораблей ВМС США, мне кажется, должен раскрыть тайну даже для наиболее критически настроенных военно-морских "сыщиков".

Версия с одной субмариной согласовывает почти все точно установленные факты тактической обстановки, касающейся всех шести американских кораблей, с которых были замечены торпеды. Весьма примечательно, что ВСЕ необычайно точно совпадает. Тот факт, что "Норт Каролина" и "О'Брайен" были поражены "беспризорными" торпедами, наглядно показан на рисунке: при таком раскладе эти два корабля действительно полностью случайно должны были столкнуться с торпедами. В дополнение к удаче, которой в полной мере насладился командир J-19, одна его торпеда поразила могучую "Норт Каролину" буквально на пределе дальности.

Так или иначе, но это невероятное везение J-19 занимает уникальное место среди достижений подводников всех флотов мира.

Такаити Кинаси, я отдаю Вам честь!

Ключевая хронология (Рис. 2)

  1. Приблизительно в 14-44 японская подводная лодка J-19 вышла в атаку. Ею выпущено 6 торпед типа "95" модели 1. Все они предназначались "Уоспу".
  2. 14-45. "Уосп" получил три торпедных попадания в правый борт. Это произошло сразу после того, как авианосец начал правый поворот, ложась на генеральный курс 280° (для отхода на базу) после завершения летных операций. Четвертая торпеда прошла у него прямо под носом (на основании последующего развития событий, представляется весьма вероятным, что две торпеды, выпущенные J-19, в "Уосп" не попали и прошли перед носом авианосца, а еще одна, которую из-за большего углубления не заметили, прошла у него за кормой).
  3. В незарегистрированное время, вскоре после попаданий в "Уосп", с "Хелены" наблюдали след движущейся торпеды, прошедшей за кормой. Ее курс был определен в 60°.
  4. 14-48. "Лэнсдаун", при повороте вправо, наблюдал торпеду, которая прошла непосредственно под ним, от носа в корму. Согласно боевому рапорту эсминца, эта торпеда была выпущена с пеленга 240° и шла курсом 60° (с "Лэнсдауна" по ошибке сообщили по радио, что ее курс 80°).
  5. В 14-50 с "Мастина" видели торпеду, прошедшую за кормой с левого борта и идущую с пеленга 240°. Она прошла менее чем в десяти метрах за его кормой. С "Мастина" передали предупреждение по радио, что торпеда прошла непосредственно под ним и подняли соответствующий флажный сигнал.
  6. 14-51. "О'Брайен", шедший курсом 260°, резко отворачивает вправо во избежание попадания торпеды, прошедшей у него за кормой, но тут же получает другую торпеду в носовую часть левого борта. (См. также примечание "C".)
  7. 14-52. "Норт Каролина" получает попадание, очевидно, той же самой торпедой, которая до того прошла мимо "Мастина", "Лэнсдауна", и "Уоспа".
  8. 14-54. "Мастин" после резкого поворота влево устанавливает акустический контакт с вероятной субмариной и определяет ее приблизительное местонахождение. Атакует лодку глубинными бомбами. Теряет контакт. Продолжает поиск в течении 20 минут, который результата не приносит. (См. также примечание "D".)
  9. Автор - свидетель происшедшего в тот момент находился на палубе крейсера "Пенсакола".
Примечания.
  1. Названия кораблей непосредственно не упоминающиеся, опущены. Позиции эсминцев отличаются от тех, что указаны на рис.1, так как их положение было сориентировано на прикрытие летных операций, но оно было изменено после получения приказа ложиться на генеральный курс. "Мастин" и "О'Брайен" переместились вперед и к данному моменту находились приблизительно в 1,3 км от того места, которое указано на рис. 1.
  2. Указанное время может колебаться в пределах минуты. Указанные в рапортах события 4 и 6 сдвинуты соответственно на две и три минуты, чтобы исправить очевидную несинхронизацию часов, которая доказывается наличием хронологического сдвига для событий, зарегистрированных и другими кораблями.
  3. Боевой рапорт "О'Брайена" утверждает, что торпеды были выпущены лодкой курсом 350°. Автор опровергает это, так как подобная несогласованность могла возникнуть в результате суматохи, всегда присущей торпедированному кораблю. Указанная дезориентация, вероятнее всего, произошла, во-первых, из-за резкого поворота и, во-вторых, из-за практически вплотную прошедшей торпеды, что предшествовало попаданию. Кроме того, поблизости не было никакой другой подводной лодки, которая могла бы атаковать эсминец. Таким образом, как это не трудно предположить, все торпеды обязаны принадлежать J-19.
  4. Неподтвержденный контакт "Мастина" с субмариной противника, принимая во внимание его позицию (рис. 1), мог быть или просто водоворотом, вызванным винтами соседнего эсминца охранения, или лодкой, которая ни до, ни после не сыграла никакой роли в описываемых событиях.

 

2. Печ. по: Blee B.W. Whodunnit? // United States Naval Institute Proseedings. - 1982. - July. - P. 42-47. Перевод с англ. Н. Митюков, Л. Олюнин.

Капитан Бен. У.Бли, закончил университет Дж. Вашингтона, служил в качестве строевого офицера с 1940 до 1967. Он командовал тремя кораблями: "Meredith" (DD-890), "Shadwell" (LSD-15) и "General W.A.Mann" (TAP-112). Он служил в штатах CinCNELM, CinCLantFlt, и CinCPacFlt в военно-морской разведке и как военно-морской атташе в Сингапуре и Малайзии. В настоящее время проживает в Джексонвилле, штат Северная Каролина.

Автор выражает признательность руководителю и сотрудникам Института Военно-морской Истории, которые сделали возможным этот анализ. А также огромное спасибо хотелось бы высказать за консультатцию капитана Флота США (в отставке) Роберта Дж. Селюстка, который во время вышеупомянутых событий находился на борту "Норт Каролины" и целиком согласен с выводами автора. - Прим. к англ. изд.

3. coup de grace - смертельный удар (франц.). - Прим. перев.

 

У.Р.Смедберг.
"Я повторяю: затопите "Уосп"!"

"Красный Офицер"

На первую страницу сайта