Боевые корабли мира

"Я ПОВТОРЯЮ: ЗАТОПИТЕ "УОСП"!" [4]

У.Р.Смедберг (США).

Эскадренный миноносец "Лэнсдаун" (DD-486) был передан флоту США в конце апреля 1942 года. Его первым командиром стал капитан 3 ранга Смедберг. В течение нескольких последующих месяцев корабль занимался боевой подготовкой и тренировками в эскортировании и ведении противолодочной борьбы в Атлантике. 12 июля 1942 года во время патрулирования в зоне Панамского канала эсминец обнаружил и атаковал немецкую подводную лодку U-153 [5]. Позднее удалось установить, что в ходе этой атаки неприятельская субмарина была потоплена. В середине августа "Лэнсдаун" и еще три корабля из состава 24-го дивизиона эсминцев были назначены в охранение линкора "Саут Дакота" (ВВ-57) - флагмана контр-адмирала Уиллиса Д. Ли (младшего), командующего 6-й дивизией линейных кораблей.

Встретившись с "Саут Дакотой", мы отконвоировали ее до Панамы и 21 августа вместе с нею прошли канал. По прибытии в Бальбоа адмирал Ли, командиры четырех эсминцев и командир нашего дивизиона капитан 2 ранга Томас Дж. Райан получили приказ командующего 15 Военно-морского округа контр-адмирала Клиффорда Е. Ван Хука прибыть к нему. Адмирал Ван Хук встал, закрыл за нами дверь, запер ее на замок и сказал: "Джентльмены, я хочу сообщить Вам ужасную вещь. Мы только что потеряли крейсера "Винсеннес", "Квинси", "Астория" и австралийский крейсер "Канберра". Информация об этом пока секретна, но поскольку Вы идете в тот же район, я просто обязан сообщить Вам об этом".

Я хорошо помню слова адмирала Ли: "Боже, представляю как мы всыпали джапам! Сколько кораблей мы им потопили?"

Ответом ему стали слова Ван Хука: "Насколько я знаю и могу сообщить, мы не смогли сделать джапам ничего, у них нет даже каких-либо повреждений".

Это поразило нас: как японцы смогли нанести нам такие потери без какого-либо нашего противодействия?! Адмирал сказал, что все произошло в ночном бою, и что мы направляемся к Соломоновым островам, как раз туда, где и случилась ошеломившая нас трагедия, так что он был просто обязан проинформировать нас.

В течение всего пути корабли занимались боевой подготовкой. Эсминцы принимали топливо с "Саут Дакоты" и, таким образом, мы практически не останавливались. Курс был проложен в южную часть Тихого океана в обход Маркизских островов. Мы так спешили, что ни разу не переходили на противолодочный зигзаг. Весь расчет строился на том, что японцы еще не проникли в этот район и, как показали дальнейшие события, мы оказались правы. Сначала мы дошли до Тонгатабу, а затем направились к Эспириту Санто.

Нашим первым заданием по прибытии в зону боевых действий вновь стало эскортирование. Мой дивизион был назначен в охранение авианосца "Уосп"(CV-7). В операции участвовали все четыре эсминца: "Лэнсдаун", "Данкен"(DD-443), "МакКалла"(DD488) и "Ларднер"(DD-487). День 15 сентября 1942 года был прекрасен, мы занимали круговой ордер вокруг авианосца. На нем только что завершился подъем самолетов на полетную палубу. Мы развернулись против ветра, а затем с "Уоспа" был передан сигнал вновь ложиться на основной курс. Корабли начали поворот. В этот момент я как раз рассматривал "Уосп" в бинокль. Внезапно я увидел колоссальный взрыв, затем второй и, наконец, третий. Несколько самолетов сбросило с палубы, над авианосцем взвился большой столб пламени, и у нас не было сомнений, что корабль торпедирован. Хотя в первое мгновение мы решили, что причиной происшедшего стал внутренний взрыв, но уже в следующий момент заметили торпеду, идущую справа от "Лэнсдауна".

Я дал "полный лево руля" в попытке избежать попадания, и мой репитер гирокомпаса, вздрогнув в своей колонке, начал указывать пеленг на торпеду. И по сей день я не знаю как это произошло, но его показания соответствовали 180° [6], и это действительно было направлением на торпеду. Включив микрофон, я дал курс торпеды, которая шла в центр ордера. Отчетливо было видно ее сигарообразное тело примерно в одном метре под водой. "Лэнсдаун" же имел осадку более пяти метров, и ситуация для эсминца складывалась, честно говоря, не из приятных. Однако, не дойдя до нас примерно 8-10 метров, "рыбина" вдруг нырнула и прошла подо всем кораблем от гюйс-штока до среза кормы, после чего вновь всплыла и поразила нос "О'Брайена" [7], следовавшего за нами. Сбылось мое предсказание: еще во время комплектования корабля я обмолвился перед экипажем, что наш эсминец назовут "Lucky L" - "Удачливый "Лэнсдаун"" и не ошибся. В течение всей войны он не имел даже царапины.

Итак, мы занялись спасением оставшихся в живых с "Уоспа". Около 500 человек принял на борт "Данкен", мы - 447, в том числе 41 офицера. Семерых из них, раненых, разместили прямо на полу моей каюты. Из числа спасенных 40 человек имели тяжелые ранения или были страшно обожжены. Часть пострадала еще на "Уоспе", другие получили ожоги, плавая в разлившейся по воде нефти. Из 40 тяжелых четверо умерли в течение ближайшей ночи, остальные выжили.

Помимо этих забот, меня начал тревожить новый вопрос: сможет ли "Лэнсдаун" самостоятельно продолжить выполнение поставленных задач. Дело в том, что эсминец уже длительное время находился в море и после полудня или в крайнем случае утром следующего дня должен был принять топливо с "Уоспа". Теперь это становилось проблемой. В то же время топливные танки были полупустыми, но с принятой балластной водой. Так что я весьма спокойно относился к такому большому числу людей на верхней палубе, несмотря на то, что они являлись дополнительным "верхним" весом. По подсчетам моего экипажа, в экстренном порядке мы могли без проблем принять до 750 человек. Вскоре я получил приказ командира соединения контр-адмирала Лейга Ноеса, находившегося теперь на борту "Данкена": ""Лэнсдаун", останьтесь с "Уоспом". Затопите его торпедами. Не уходите от него, пока он не затонет".

Среди спасенных на нашем эсминце оказался помощник старшего механика "Уоспа" и с ним значительное число его людей. Вероятно, они решили спасаться всей группой и в итоге оказались у нас на борту. Он сообщил мне: "Сэр, я ручаюсь за состояние вверенной мне техники, поскольку средняя часть авианосца и корма от огня практически не пострадали. Я полагаю, мы можем вернуться. Я попробую дать ход и взять под контроль пожары".

Я доложил адмиралу Ноесу, что имею на борту помощника стармеха, и он уверен, что может вернуться на авианосец и попробует взять под контроль распространение огня или даст задний ход, чтобы препятствовать его распространению в центр корабля. Я запросил разрешение доставить механика обратно на "Уосп", а затем взять авианосец на буксир. Ответ пришел отрицательный: "Затопите его". Таким образом, я был вынужден вызвать на мостик командира минно-торпедной БЧ. Единственный в моей практике случай, когда нам пришлось стрелять по своему же кораблю. Причем использовать довелось торпеды нового образца.

Признаюсь, во время сдачи корабля флоту и впоследствии, в ходе боевой подготовки, нам не часто удавалось попрактиковаться в торпедной стрельбе. Теперь мы получили возможность такой практики. От "Уоспа" нас отделяли примерно 900 метров. Новые торпеды были настолько секретны, что только командир минно-торпедной БЧ и я знали, что они снабжены магнитными взрывателями. Предполагалось, что торпеды будут взрываться в самом уязвимом месте корабля, проходя под его днищем.

Я приказал: "Углубление 15 футов под килем". Приказание было исполнено и мы выстрелили. Торпеда помчалась прямо в мидель авианосца, но... ничего не произошло. Взрыва не последовало. Сократив дистанцию примерно до 700 метров, мы выпустили еще одну торпеду. На этот раз я дал указание поставить "углубление точно по осадке "Уоспа"". Промахнуться было просто невозможно. Угол стрельбы был идеальным - в правый борт обреченного корабля. Вторая торпеда уклонилась чуть вправо от середины авианосца, и снова... совершенно ничего не случилось. Никакого звука взрыва.

В сердцах я воскликнул: "Может, все дело в этих магнитных взрывателях? Может, Вы не поставили их в боевое положение? Может, они вообще нерабочие?" Однако офицер возразил мне, сказав, что взрыватели были установлены правильно и что матрос-торпедист делал все как положено. Тогда я приказал: "Устанавливайте на десять футов". Мы выстрелили последние три торпеды (в этом походе у нас их было всего пять). Все три попали и взорвались, разворотив борт "Уоспа": авианосец стал медленно погружаться [8].

"Уосп" был торпедирован подлодкой еще в 14-45, а когда мы выпускали последние три торпеды, было уже темно. Авианосец по-прежнему горел, но тонул очень медленно.

"Лэнсдаун", забитый людьми, "привязанный" приказом к погибающему кораблю, безусловно, представлял из себя лакомый кусочек для субмарины джапов, находящейся где-то неподалеку, и, как мне кажется, наблюдавшей за всей нашей возней. Я постоянно ходил противолодочным зигзагом, чтобы затруднить ей выход в атаку. Наконец в 21-00 "Уосп" скрылся в волнах. К этому моменту мы отошли южнее, но не выпускали его из поля зрения, пока он не затонул. В Эспириту Санто эсминец вошел буквально на последних каплях мазута. Пустись за нами кто-нибудь в погоню, и мы не смогли бы уйти, так как из-за нехватки топлива шли экономическим ходом, и скорость более 15 узлов была для нас заказана.

Когда после войны нам в руки попали неприятельские документы, обнаружилось, что крупное японское крейсерско-миноносное соединение быстро шло с севера к пылавшему "Уоспу". Останься он на плаву еще час или два, японцы без труда достали бы там и нас К счастью, они пришли в этот квадрат уже после того как авианосец затонул.

Примечания:

4. Печ. по: Smedberg III W.R. As I Recall... "Sink the WASP!" // United States Naval Institute Proseedings. - 1982. - July. - P. 47-49. Перевод с англ. Н. Митюков, Л. Олюнин

Это сообщение - отредактированный отрывок из рассказа вице-адмирала Уильяма Р. Смедберга (3-го) (Военно-морской Институт). Интервью у него взял доктор Джон T.Мейсон 2 октября 1975 года. - Прим. к англ. изд.

5. В оригинале написано U-135. Это, по-видимому, опечатка. Первый абзац этой статьи практически дословно заимствован из DANFS (см. заметку о DD-486), но там речь идет об U-153, как и в ряде других независимых источников. - Прим. ред.

6. Если верить статье Б.У. Бли, то это ошибочный курс, хотя, может быть, именно показания гирокомпаса и привели к неверно указанному курсу торпеды в рапорте "Лэнсдауна". - Прим. ред.

7. Согласно рис. 2 статьи Б.У. Бли, эта торпеда никак не могла попасть в "О'Брайен", зато она идеально "подходит" для "Норт Каролины". - Прим. ред.

8. Согласно статье П.В.Боженко (Боженко П.В. Тайна девяти торпед // 7,5 футов. - 1996. - № 0. - С. 8.) реконструкция этого события немного другая: первая торпеда прошла под корпусом авианосца и не взорвалась, вторая взорвалась, но в 10 метрах под днищем и потому повреждений не принесла; третья торпеда также прошла глубже и только две последние торпеды, установленные по старинке, с расчетом на прямое попадание, взорвались как надо. - Прим. ред.

Б.У.Бли.
Детективная загадка?
Тайна гибели авианосца "Уосп"

"Красный Офицер"

На первую страницу сайта


 
Установка стеклопакетов http://www.plastika-okon.ru как выбрать окна.
Предлагается в рассрочку купить диплом в Краснодаре на выбор, недорого. | Знойные шалавы с веб-сервиса http://individualkinovosibirska.info/services/glubokij-minet/ сделают для вас изысканный глубокий минет.