Боевые корабли мира

История создания и службы американских броненосцев.

10 декабря 1907 года в США началось беспрецедентное путешествие 16 белоснежных броненосцев с экипажем более чем 14 тысяч человек; первым его этапом стал переход в Сан-Франциско вокруг Южной Америки. В течение двух лет американские броненосцы пересекли Тихий, Индийский и Атлантический океаны.

Участники кругосветки остались в истории под названием “Большого белого флота”. В походе, навеянном переходом эскадры Рожественского к Цусиме, неоднократно проводились учения. В случае столкновения с Японией американцы могли оказаться в том же положении, что и Россия (флот базировался на Атлантическом побережье, в десятках тысяч миль от “приобретенных” Филиппин), поэтому проверка своих сил не казалась им излишней.

“Великое путешествие” подвело итоги строительства броненосного флота в США.

После закладки “Айовы” прошло целых три года, пока морское министерство “выбило фонды” на следующие броненосцы. Скорострельная артиллерия среднего калибра окончательно заняла свое место на кораблях, и конструкторы решили установить на “Кирсардже” и “Кентукки” единственное относительно приемлемое орудие – “полускорострельную” пятидюймовку. Руководство флота настаивало и на сохранении 8-дюймовых орудий. С главным калибром выбора не было: самой мощной оставалась 330-миллиметровка. Оставалось скомпоновать это в пределах отпущенных Конгрессом 11 тыс. тонн водоизмещения.

Не оставалось места для 127-мм батареи. Тогда было принято типично американское решение: водрузить две 8-дюймовые башни поверх башен главного калибра. Но то, что хорошо на бумаге, не всегда дает положительный эффект на деле. Высокое расположение артустановок угрожало остойчивости, поэтому борт пришлось сделать низким. Спаренные башни волей-неволей должны были стрелять по одной цели; одно попадание выводило из строя всю “этажерку”, да и провернуть их вручную было невозможно. Залп восьмидюймовок мешал заряжанию и наводке главного калибра и наоборот, что снижало и без того невысокую скорострельность. Будущий адмирал Уильям Симс, служивший на “Кирсардже”, назвал конструкцию башен “преступлением против белого человека”.

Впрочем, в небольшое водоизмещение удалось втиснуть сильное бронирование. Корабли были обильно оборудованы вспомогательными механизмами, приводимыми в действие электричеством.

На американцев сильное впечатление произвели строившиеся английские броненосцы “Маджестик”, пожалуй, самые мощные корабли этого класса конца XIX века. Вскоре после начала строительства “кирсарджей” состоялась закладка броненосцев типа “Алабама”, бронирование которых повторяло предшественников, но в остальном спроектированных по британской схеме — с высоким полубаком, с барбетными установками главного калибра и многочисленными шестидюймовками, но без 203-мм пушек. Переняли даже расположение труб.

Основу вооружения составляли все те же 13-дюймовые орудия и “полускорострельные” шестидюймовки (расположенные в общей батарее, а не в отдельных казематах, как у англичан, и значит, выводимые из строя одним снарядом). Боевая мощь “алабам” заметно уступала британскому прототипу, хотя американские броненосцы и имели более сильное бронирование.

Окончательно “европейской” стала следующая серия: “Мэн”, “Миссури” и “Огайо”. Американцам удалось создать приемлемую 12-дюймовку и скорострельную 6-дюймовку с хорошими начальными скоростями. За счет применения современной крупповской брони ее толщину удалось снизить. США получили добротный броненосец, и в немалой степени они обязаны этим России.

Программа 1898 года поставило русское правительство перед необходимостью воспользоваться услугами иностранных фирм. Броненосец и крейсер заказали в США. Заказ на “Ретвизан” и знаменитый крейсер “Варяг” достался владельцу верфи в Филадельфии Чарльзу Крампу.

В результате соединения передовой американской технологии и организации труда и продуманного русского проекта возник “Ретвизан”, который многие историки считают лучшим броненосцем России тех времен. Фирме Крампа удалось совершенно избежать перегрузки — удивительный для того времени факт! Единственное, в чем подкачали строители, это скорость: на испытаниях не удалось достичь проектных 18 узлов даже при полной форсировке машин и превышении их мощности по сравнению с проектом, хотя “недостача” составила всего сотую часть узла.

Удачный экспортный проект привлек внимание и самих хозяев. Броненосцы типа “Мэн” мало отличались от русского прототипа.

На броненосцах типа “Джорджия” две из четырех башен 203-мм калибра вновь водрузили на башни главного калибра. Признаком американских кораблей стал гладкопалубный корпус, а “начинка” характеризовалась обильным применением электричества. Однако ничто не могло ликвидировать недостатки двухэтажных башен, и они вновь были похоронены.

На “Коннектикуте” шестидюймовые орудия уступили место семидюймовкам. Попытка усилить артиллерийскую мощь вышла боком: всплески 8- и 7-дюймовых орудий при стрельбе невозможно было отличить, а 75-кг снаряд оказался тяжелым и неудобным для ручного заряжания. В остальном 6 новых кораблей вполне соответствовали мировому уровню.

Второй идеей американских военно-морских кругов было стремление построить корабли как можно меньших размеров (следовательно, более дешевые). Таким экспериментом явились “Миссисипи” и “Айдахо”. Уменьшенные на 3000 т, они “потеряли” по четыре 178-мм пушки и по узлу скорости. Оба корабля вступили в строй одновременно с первыми дредноутами, сделавшими их совершенно бесполезными. США постарались как можно скорее от них избавиться; и в 1914 году Греция, не дождавшаяся от Германии “Саламис”, приобрела их. В апреле 1941 года при захвате Греции немецкими войсками “Лемнос” (бывший “Миссисипи”) и “Килкис” (бывший “Айдахо”) погибли от ударов германской авиации.

Остальные броненосцы ждала спокойная карьера. Они прошли несколько незначительных модернизаций, не миновав введения новшества — решетчатых мачт. Предполагалось, что такие мачты будут противостоять воздействию вражеских снарядов. Через десяток лет выяснилось, что сильная вибрация расположенных на верхушках мачт постов управления стрельбой препятствовала точному определению дистанции при помощи дальномеров.

Представители “Большого белого флота” были исключены из списков флота после Вашингтонской конференции, и к 1923—1924 годам сданы на слом либо использованы в качестве целей на учениях и испытаниях. Исключением стал “Иллинойс”, который прослужил в качестве плавучей казармы аж до 1955 года.

Ретвизан” недолго пробыл в России. Положение на Дальнем Востоке заставило отправить туда все современные корабли. При атаке Порт-Артура японскими миноносцами “Ретвизан” получил попадание торпедой, принял свыше 2000 т воды и сел на мель при попытке перебраться с внешнего рейда на внутренний. Отремонтированный броненосец перед боем в Желтом море получил несколько попаданий снарядов японской осадной артиллерии, но все же вышел в море. После боя “Ретвизан” вернулся в Порт-Артур и разделил судьбу эскадры. Японцам удалось быстро его поднять, но ремонт продлился почти три года. Переименованный в “Хизен” корабль участвовал в первой мировой войне, в годы интервенции побывал на русском Дальнем Востоке. В 1921 году его активная служба закончилась, а тремя годами позже при испытании новых моделей торпед бывший “Ретвизан” был потоплен.

(Сокращенный вариант статьи В.Кофмана
из журнала "Моделист-Конструктор").

Американские броненосцы "Большого белого флота"

Американские броненосцы
"Нового флота"

На первую страницу сайта