Боевые корабли мира

1918 год. Последние операции линейного крейсера "Гебен".
Гибель крейсера "Бреслау".

Заключение перемирия между Советской Россией и Германией вновь изменило расстановку сил на Средиземном море. Теперь Турция, не связанная с охраной черноморских перевозок угля, могла по-настоящему начать морскую войну с Антантой.

20 января 1918 г. на акваториях Греческого архипелага разыгрались события, в результате которых англичане лишились двух своих мониторов. Со стороны Турции в операции помимо “Гебена” и “Бреслау” участвовали эсминцы “Барса” ("Barza"), “Нумунихамйет” ("Numuneihamiyet"), “Самсон” ("Samsun") и “Муавинтимилли” ("Muavenetimilliye"), а также подводная лодка UC-23.

В этот день затемно, в 5 часов утра, немецкие крейсера “Гебен” и “Бреслау” выскользнули из Дарданелл для глубокого рейда в Средиземное море. В случае удачного стечения обстоятельств рассматривалась возможность совместного удара с австрийским флотом по кораблям Отрантского барража. Союзники, давно уже опасавшиеся такой возможности, сосредоточили в этом районе значительные силы: в бухте Мудрос острова Лемнос находились два эскадренных броненосца, 6 крейсеров, 12 мониторов и несколько эсминцев; в Кафалонии сосредотачивались семь французских дредноутов, а на более дальних рубежах, в Бриндизи, – пять итальянских. (Раньше блокадные силы были еще больше, но после сокрушительного удара немецкой подлодки U-21, потопившей в течение двух суток британский линкор “Трайумф” ("Triumph") и линейный крейсер “Маджестик” ("Majestic"), британское командование убрало новые линейные корабли из этого района). Тем не менее по всем расчетам, любая попытка немецких крейсеров выйти на просторы Средиземного моря была обречена на провал.

В темноте германо-турецкие крейсера выбрались из проливов. Операция для них сразу началась не слишком удачно: в 6:10 “Гебен” подорвался на мине, но повреждения оказались настолько небольшими, что было принято решение операцию продолжать. Сбросив на месте подрыва буй, крейсера двинулись к о.Имброс. В 7:42 “Гебен” начал обстрел сигнальной башни и радиостанции на м.Кефало, которые были разрушены после четвертого залпа. Направленный к бухте Кусу “Бреслау”, ведя огонь по дозорному миноносцу “Лайзард” ("Lizard"), заметил стоявшие на якоре британские мониторы “Рэглан” ("Raglan") и М-28. Огонь “Бреслау” поддержал “Гебен”. И хотя дрифтеры, находившиеся в охранении, попытались поставить дымзавесы, английские мониторы вскоре были уничтожены. С мониторов катерами и дрифтерами было спасено 132 человека.

После этого удачного боя крейсера пошли на юг. В 8:26 англичане атаковали немецко-турецкие корабли с воздуха двумя самолетами. Бомбометание было довольно бестолковым и вреда крейсерам не причинило, но в 8:31 раздались два взрыва – "Бреслау", отворачивая от бомб, попал на минное поле. Корабль лишился хода. Попытавшийся прийти на помощь “Гебен” в 8:35 так же подорвался на мине, хотя этот взрыв ему большого вреда и не причинил. С “Бреслау” дело обстояло хуже. Первые два взрыва не внесли паники в ряды немецких моряков – экипаж заделывал пробоины, орудия левого борта вели огонь по эсминцам, орудия правого борта и пулеметы – по двум самолетам. Но вскоре корабль был снесен на минную банку и через 34 минуты после первых двух подорвался еще на трех минах. Капитан отдал приказ покинуть судно, однако экипаж остался на боевых постах, продолжая вести огонь, и разделил судьбу корабля. Через 1.5 часа британские эсминцы “Лайзард” и “Тайгрес” ("Tigress") подняли с воды 162 человека, 208 членов команды погибло. Основной причиной гибели было переохлаждение, поскольку температура воды в районе боя составляла +8°.

Места повреждений крейсера "Бреслау" от подрыва на минах

Оставшись один, “Гебен” повернул в проливы, турецкие эсминцы сомкнули эскорт вокруг поврежденного флагмана. Но неприятности на этом не кончились: буй, поставленный утром, не был замечен и в 9:48 крейсер вновь подорвался на той же минной банке, это был уже третий подрыв на мине. Тем не менее в 10:30 "Гебен" своим ходом вошел в Дарданеллы. Возвращение происходило при непрерывных атаках авиации. Следующее событие этого похода можно трактовать двояко: в 11:32 из-за ошибки в распознавании стоявших бакенов крейсер выскочил на мель у мыса Нагара, впрочем, возможно, что ошибка штурмана была и не столь велика – просто корабль с тремя пробоинами сидел теперь глубже в воде.

6 дней севший на грунт линейный крейсер снимали с мели. И каждый день неподвижный корабль подвергался бомбардировкам с воздуха. Всего было сделано 276 налетов и сброшено 180 бомб (15400 кг), правда, в крейсер попало всего две из них, причинившие незначительные разрушения. Одна бомба поразила заднюю трубу, вторая разорвалась в противоторпедной сети левого борта. Ни один человек не был ранен. Все турецкие эсминцы были привлечены для противолодочной обороны неподвижного флагмана.

Гебен” прочно сидел носом на песчаной банке одной пятой длины своего корпуса. Для изменения дифферентовки было затоплено несколько кормовых отсеков, боеприпасы из носовых погребов перенесли на корму... Защищая флагмана своего флота, к месту аварии в полдень следующего дня подтянулся турецкий линкор “Тургут Рейс” ("Turgut Reis" – бывший немецкий “Вайсенбург”). Его появление оказалось решающим: по предложению одного турецкого офицера “Тургут Рейс” поставили на правом крамболе “Гебена” кормою. Вращение винтов старого броненосца постепенно размывало песчаную банку, на которую сел “Гебен”. Через 24 часа работы винтов “Тургут Рейса” двум буксирам удалось 26.01.1918 г. стянуть “Гебен” с мели. 27 января крейсер стал на якорь в Константинополе.

Пока шли все эти работы, предпринимали соответствующие шаги и адмиралы Антанты: для завершающего удара в Дарданеллы была направлена английская подводная лодка Е-14. Но когда она прибыла на место, туркам удалось отбуксировать крейсер в Босфор. На обратном пути Е-14 была повреждена глубинной бомбой, вынужденно всплыла. Лодку потопили береговые батареи у Кумкеле. Спасено и взято в плен 7 английских подводников.

Поврежденный “Гебен” вернулся в Черное море.

В конце апреля 1918 г. германские войска стремительно приближались к Севастополю. Германия опасалась, что вполне боеспособный Черноморский флот уйдет в Новороссийск, а потому оказывала на Россию и дипломатическое давление. Командующий германо-турецким флотом адмирал Ребейр-Пашвиц (В.Сушон к этому времени уже воевал на Балтике) поставил в известность морской генеральный штаб в Берлине, что он намерен с “Гебеном” и крейсером “Гамидие” патрулировать перед Севастополем, причем все выходящие из бухты корабли будут рассматриваться как неприятельские.

(Статус Севастополя к этому времени определить достаточно сложно. После Брест-Литовского договора Россия обязалась признать договор между Украиной и Германией, а так же заключить мир между Россией и Украинской Народной Республикой. Но 29 апреля Центральную Раду при поддержке немцев сменило правительство гетмана П.П.Скоропадского, в мае немецкие войска оккупировали Крым, потом последовало провозглашение независимости Крыма...)

30 апреля оба крейсера вышли в море и заняли позицию перед Севастополем в ночь на 1 мая. Однако, незадолго до этого большая часть русского флота успела уйти в Новороссийск.

1 мая 1918 г. в 15 часов немецкие войска заняли Севастополь. 2 мая в 18 часов в Севастопольскую бухту вошли “Гебен” и “Гамидие”. Поскольку еще не было известно, все ли укрепления заняты германскими войсками (особую опасность вызывали Балаклавские береговые укрепления), входить им пришлось в полной боевой готовности.

3 мая на всех оставшихся в Севастополе кораблях были спущены украинские и подняты германские флаги.

Вскоре начался неприкрытый грабеж города и порта. Реквизиция военных и торговых кораблей и учет всех запасов военного порта в Севастополе были произведены личным составом “Гебена” и специально прибывшим отрядом. Сохранилось множество документов той поры о методах и масштабах реквизиции. Вот лишь один пример: в июне 1918 г. германская средиземноморская дивизия получила от немецкого губернатора Севастополя 2 буксира, 1 пароход и 1 быстроходный катер взамен шлюпок, оставленных некогда “Гебеном” и “Бреслау” в Мессине...

В середине мая “Гамидие” ушел пиратствовать в Азовское море, а “Гебен” встал на ремонт в Севастополе. Полученные в прошлых боях повреждения были наскоро заделаны еще в Константинополе, но капитальное исправление корабля в Турции представлялось нереальным по причине отсутствия материалов и квалифицированной рабочей силы. “Гебен” ремонтировался в севастопольском сухом доке, построенном для ремонта новых черноморских дредноутов, один из которых, “Императрица Мария”, лежал рядом, перевернутый после внутреннего взрыва. Пока шел ремонт, немецкие матросы и офицеры с “Гебена” ездили фотографироваться на перевернутом днище своего поверженного противника.

28 июня 1918 г. “Гебен” прибыл в Новороссийск. К этому времени корабли черноморской эскадры, базировавшиеся на Новороссийск, по приказу В.И.Ленина были уже затоплены (18 июня). Тем не менее немцы не ушли с пустыми руками: им удалось увести почти все транспортные и торговые пароходы, находившиеся в порту.

История создания крейсеров типа "Мольтке" Боевая служба
линейного крейсера "Гебен"
Линейный крейсер "Гебен".
Справка.
На первую страницу сайта