Боевые корабли мира

История создания и службы советских крейсеров Второй мировой войны.

На балтийских и черноморских верфях накануне первой мировой войны были заложены восемь примерно однотипных крейсеров. Ни один из них не вступил в строй до октября 1917 года, но к этому сроку два — “Светлана” на Балтике и “Адмирал Нахимов” на Черном море — были доведены до высокой степени готовности: на “Нахимове” оставалось только установить артиллерию. Вот почему в тяжелом 1920 году, настаивая на общем сокращении судостроительно-судоремонтной программы, Ленин сделал для этого корабля исключение: “Меня убедили вполне в том, что крейсер “Нахимов” должен быть в числе нашего флота...”

Однако достройка крейсера, поврежденного при попытке белогвардейцев увести его за границу, оказалась для истощенной гражданской войной и интервенцией страны непростым делом. Лишь 27 марта 1927 года в строй молодого Советского флота вступил первый крейсер, получивший название “Червона Украина”. На протяжении нескольких лет он оставался самой сильной боевой единицей Черноморского флота. Корабль не раз бывал в заграничных портах — в Стамбуле, Мессине, Пирсе.

В 1930 году состоялось пополнение Черноморского флота: обогнув Европу, с Балтики в Севастополь пришел линкор “Парижская Коммуна” и однотипный с “Червоной Украиной” крейсер “Профинтерн”. Этот корабль, носивший ранее, пожалуй, рекордное число названий — “Светлана”, “Клара Цеткин”, “Совнарком”, — сошел на воду в Ревеле (Таллинн) 27 ноября 1915 года. Во время первой мировой войны его достраивали в Петрограде, но в связи с гражданской войной работы были приостановлены и возобновились лишь через десять лет. Под новым названием “Профинтерн” крейсер вступил в строй 1 июля 1928 года.

Несмотря на то, что к 1930 году эти корабли считались самыми сильными отечественными крейсерами, они, конечно, были воплощением идей минувшей войны, в их конструкции не учитывались новейшие достижения боевой техники. Вот почему третий однотипный с ними крейсер “Адмирал Лазарев”, спущенный на воду в Николаеве в 1916 году, решили подвергнуть модернизации, касавшейся главным образом артиллерийского вооружения. Вместо пятнадцати 130-мм орудий с броневыми щитами на нем установили четыре новейших 180-мм дальнобойных орудия, управляемых системой центральной наводки, а для запуска разведывательного гидросамолета впервые в отечественном флоте была применена катапульта. Под названием “Красный Кавказкрейсер вступил в строй Черноморского флота в 1932 году и вместе с “Червоной Украиной” и “Профинтерном”, переименованным в 1939 году в “Красный Крым”, стал настоящей кузницей кадров. На этих крейсерах прошли хорошую школу многие офицеры, ставшие потом видными адмиралами: Н. Кузнецов, В. Алафузов, Н. Басистый, Ю. Пантелеев, И. Елисеев, П. Мельников и другие.

Красный Кавказ” был, если так можно выразиться, предтечей новых советских крейсеров, занимавших особое место среди современных им иностранных кораблей. Если в промежутке между войнами во всем мире строились легкие крейсеры, которые при водоизмещении 5-10 тыс. т. вооружались шестью-пятнадцатью 150-155-мм орудиями, то в нашей стране в середине 30-х годов начали проектироваться корабли, которые при водоизмещении 8600 т несли девять 180-мм пушек и развивали скорость хода в 35 узлов. Таким образом, они по водоизмещению и скорости были легкими крейсерами, а по артиллерийскому вооружению приближались к тяжелым.

К этому времени одна из итальянских .судостроительных фирм, “Ансальдо”, в Генуе взялась консультировать проектирование новых крейсеров и поставить машины для головного корабля.

Турбозубчатые агрегаты и часть вспомогательных механизмов, поставленные фирмой “Ансальдо” для головного корабля серии, оказались вполне удовлетворительными. Крейсер “Киров” вступил в строй на Балтике 28 сентября 1938 года. За ним последовал “Максим Горький”, и на Черном море — “Ворошилов” и “Слава”. И. когда грянула Великая Отечественная война, вместе с другими били по врагу и семь крейсеров, вступивших в строй в годы Советской власти.

В первый день Великой Отечественной войны орудия крейсера “Киров”, стоявшего на Усть-Двинском рейде, открыли огонь по фашистским самолетам, налетевшим на Ригу. В ночь на 29 июня “Киров” прорвался в Таллинн и в конце августа вместе с другими кораблями совершил легендарный переход из Таллинна в Кронштадт...

С 4 сентября 1941 года, когда фашисты вышли на ближние подступы к Ленинграду, до их разгрома в январе 1944 года орудия крейсера вели огонь по врагу. Последние залпы этот корабль, награжденный 27 февраля 1943 года орденом Красного Знамени, дал по вражеским войскам 15 января 1944 года, занимая позицию на Неве напротив Медного всадника.

В этой канонаде вместе с “Кировым” участвовал однотипный с ним крейсер “Максим Горький” — корабль, у которого 29 июня 1941 года взрывом мины оторвало носовую часть длиной 30 м. Однако носовая броневая переборка выдержала, и корабль 14-узловым ходом дошел до Моонзундского плеса, на следующий день прибыл в Таллинн, а потом своим ходом пришел в Кронштадт.

Компетентная комиссия отвела на ремонт крейсера три месяца, но труженики Балтийского и Кронштадтского морского заводов решили иначе: 1 августа корабль вышел из дока, а еще через десять дней начались испытания. Вся операция заняла не три месяца, а 43 дня!

В сентябре часть кораблей эскадры стала на огневые позиции в Невской губе — торговом порту на Неве выше Ленинграда, чтобы огнем своих орудий поддерживать обороняющиеся войска. “Максим Горький” вел огонь, стоя на якоре в Морском канале, соединяющем Ленинград с Кронштадтом. Взбешенные этой мощной поддержкой, немцы 23 сентября нанесли по Кронштадту массированный авиационный, налет, а по Ленинграду и Морскому каналу — артиллерийский. В стоявший здесь “Максим Горький” попало семь,127-мм снарядов, и командир крейсера совершил почти немыслимый в мирное время маневр. Не разворачиваясь, корабль прошел задним ходом по Морскому каналу, против течения реки вошел в Неву и стал на новую огневую позицию у стенки Ленинградского порта.

В дальнейшем “Максим Горький” участвовал в обороне Ленинграда, поддерживал огнем своей артиллерии, наши войска и вместе с другими кораблями флота громил врага во время прорыва блокады. Как и его собрат крейсер “Киров”, он был награжден орденом. Красного Знамени.

На Черном море, как и на Балтике, фашисты намеревались захватить с суши все порты от Одессы до Туапсе, лишить флот баз, обессилить его и уничтожить в море с воздуха. Свое намерение они продемонстрировали, первым же налетом на Севастополь. С этой атаки в 3 часа 13 минут утра 22 июня 1941 года и началась война для черноморских крейсеров...

Всего через несколько часов после фашистского налета вышли на постановку мин вблизи Севастополя “Красный Кавказ” и “Червона Украина”. В конце августа “Червона Украина” огнем своих орудий поддерживала войска, оборонявшие Одессу. Спустя еще 20 дней “Красный Крым” и “Красный Кавказ” высадили в районе Григорьевки морской десант, участвовавший в нанесении контрудара по немецко-румынским войскам, наседавшим на Одессу. 20 декабря 1941 года группа кораблей, в которую входили “Красный Крым” и “Красный Кавказ”, прорвалась из Новороссийска в осажденный Севастополь, доставив свежие части, необходимые для обороны города. А спустя неделю — 29 декабря — оба эти крейсера участвовали в Керченско-Феодосийской операции.

“Красный Крым” высаживал войска, стоя на феодосийском рейде, а “Красный Кавказ” ворвался в порт и, ошвартовавшись, выгрузил десант прямо на мол. За два часа стоянки у мола в корабль попало 12 снарядов и 5 мин, на нем возникло 8 пожаров, были убитые и раненые. К полудню оба крейсера, стоя на рейде, вели огонь по обороняющимся гитлеровцам, отражая непрерывные налеты фашистских пикировщиков. Высадку советских десантов у Керчи и Феодосии фашистский фельдмаршал Э. Манштейн назвал “смертельной опасностью для армии в тот момент, когда все ее силы... вели бои за Севастополь”.

Весной 1942 года эти крейсеры вместе с крейсером “Ворошилов” совершили прорыв в Севастополь, доставив в осажденный город войска, артиллерию и боеприпасы.

Часто прорывался в Севастополь, доставляя войска и боеприпасы, и пятый черноморский крейсер “Слава” — единственный корабль, оснащенный первой опытной радиолокационной станцией “Редут-К”. Это громоздкое сооружение-с вращающейся антенной из металлических прутьев было еще весьма несовершенно, но тем не менее “Слава” не раз заблаговременно оповещала корабли о приближении вражеских самолетов.

Летом 1942 года во время обстрела. Крымского побережья взрыв вражеской торпеды оторвал корму “Славы”. Казалось, корабль окончательно выведен из строя, но работники эвакуированного из Севастополя морзавода проделали удивительную операцию: они отрезали корму у недостроенного крейсера “Фрунзе”, приделали ее поврежденному кораблю и снова ввели его в строй. Крейсер “Ворошилов” не раз возглавлял отряды, ходившие к румынским берегам на перехват вражеских конвоев.

После ремонта, в 1942 году, “Красный Крым” и “Красный Кавказ” входили в отряд прикрытия десанта у Южной Озерейки под Новороссийском, который был частью операции “Малая земля”.

5 ноября 1944 года Черноморский флот вновь пришел в свою базу — освобожденный Севастополь. Двадцатью одним залпом из ста орудий возвестила эскадра о возвращении. Линкор “Севастополь”, крейсеры “Ворошилов”, “Слава” и “Красный Крым” вошли в Северную бухту, эсминцы — в Южную. На “Ворошилове” развевался краснознаменный флаг, не “Красном Крыме” — гвардейский. Не было в этот день другого гвардейского крейсера “Красного Кавказа”, находившегося в ремонте. И не было первенца советского крейсерного флота “Червоной Украины”, лежавшей на дне Южной бухты. Но подвиг этого корабля не забыт.

На Графской пристани в Севастополе установлена мемориальная доска из красного гранита: “Здесь, ведя бой с противником, 12 ноября 1941 года погиб крейсер “Червона Украина”. Личный состав со своими орудиями перешел на сухопутный фронт и героически защищал Севастополь до последнего дня обороны на батареях: № 112 и 113 — Максимова дача, № 114 —- хут. Дергачи, № 115 — ст. Мекензиевы горы”.

(Статья Г. Смирнова и В. Смирнова из журнала “Моделист-Конструктор”)

Советские крейсера Второй мировой войны

На первую страницу