Боевые корабли мира

Уроки последних сражений.
История создания и службы австрийских, русских,
американских и японских крейсеров времен Первой мировой войны.

Весной 1914 года на стратегических маневрах французского флота корреспондент парижской газеты “Пти републик” с изумлением выслушал признания главнокомандующего флота вице-адмирала Буэ де Лаперера. По словам последнего, цель маневров состояла в том, чтобы убедить морского министра в мысли: без линейных и легких крейсеров выполнение флотом каких-либо задач невозможно. И пожалуй, это признание, как ничто иное, свидетельствует о том драматическом положении, в котором находилось французское военное кораблестроение накануне первой мировой войны, в которую Франция вступила, не имея ни одного линейного и ни одного современного легкого крейсера.

Не лучше обстояло дело с легкими крейсерами и у другой средиземноморской державы — Италии. Сосредоточив после 1905 года усилия всех своих верфей на постройке дредноутов и броненосных крейсеров, эта страна не уделяла никакого внимания проектированию легких крейсеров. И когда разразилась мировая война, оказалось, что единственным современным легким крейсером, который можно было включить в состав итальянского флота, оказался “Либиа”, строившийся фирмой “Ансальдо” для Турции и конфискованный после начала боевых действий.

Недостаток в кораблях этого класса Италия ощутила в мае 1915 года, вступив в войну на стороне Антанты и столкнувшись с военным флотом Австро-Венгрии — единственной, помимо Англии и Германии, европейской державы, уделявшей должное внимание достройке легких крейсеров в 1905-1914 годах. Первым таким кораблем в австро-венгерском флоте стал “Адмирал Шпаун” — легкий крейсер нового типа, спущенный на воду в 1909 году. При водоизмещении 3500 т он нес семь 105-мм орудий и развивал скорость в 26 узлов. Этот корабль послужил прототипом для трех более сильных крейсеров — “Гельголанд”, “Сайда” и “Новара”, получивших названия в честь былых побед австро-венгерского флота. Заложенные в 1911-1912 годах, все эти крейсера, прекрасно рассчитанные для действий в Адриатике, к концу 1914 года вошли в состав австро-венгерского флота, силы которого по крайней мере вчетверо уступали объединенному англо-франко-итальянскому флоту на Средиземном море. При таком соотношении сил можно было бы полагать, что Австро-Венгрия не решится на сколько-нибудь серьезные шаги и ограничится набеговыми операциями, но получилось иначе: корабли ее действовали весьма активно...

Неприятности, причиненные немецкими и австрийскими легкими крейсерами, особенно остро ощутили Франция и Италия. Не случайно эти страны после окончания войны постарались заполучить побольше трофейных кораблей того класса, развитию которого они уделяли так мало внимания в предвоенные годы.

В прошлом номере журнала уже упоминалось, что Италия включила в состав своего флота три бывших немецких легких крейсера, а Франция — четыре. Такая же судьба постигла и австрийские крейсера: “Гельголанд” и “Сайда”, переименованные соответственно в “Бриндизи” и “Венецию”, пополнили итальянский флот, а “Новара” под новым названием “Тионвиль” — французский. Все эти три корабля пошли на слом только в 1937 году.

В то время как европейские морские державы со стороны, не торопясь, анализировали боевой опыт русско-японской войны, российский флот, заплативший за этот опыт кровью своих моряков, не имел возможностей для такого скрупулезного изучения. Известия с театров войны требовали безотлагательных решений, и в этом заключалась причина того необычного положения, в котором оказалось русское крейсеростроение в промежутке между русско-японской и империалистической войнами. Так, не тратя времени на разработку новых проектов, морское ведомство в 1905 году, еще до окончания боевых действий, заложило три броненосных крейсера по чертежам хорошо себя зарекомендовавшего порт-артурского крейсера “Баян”. “Адмирал Макаров”, строившийся на стапелях Тулона во Франции, вступил в строй в 1908 году, а два однотипных — “Паллада-II” и “Баян-II”, строившиеся в Петербурге, влились в строй в 1911 году.

Более полно боевой опыт русско-японской войны был учтен при проектировании броненосного крейсера “Рюрик-II”, корабля, появление которого предугадал в своем дипломном проекте воспитанник Кронштадтского морского инженерного училища В. Костенко. Примерно в эти же годы крейсера подобного типа — переходного от броненосных 1890-х годов к линейным 1910-х — появились и в других флотах: “Теннесси” в США, “Сан-Марко” в Италии, “Блюхер” в Германии. Логическим завершением этой линии развития стал (см. эту статью) английский линейный крейсер “Инвинсибл” (см. также вот тут).

После вступления в строй в 1908 году “Рюрика-II”, строившегося в Англии, в выпуске русских крейсеров наступил перерыв. В этот период все силы отечественного кораблестроения сосредоточились на выработке типа линейного корабля. И только в 1911 году, по завершении этой программы, взялись за крейсера, в первую очередь линейные. Техническое задание на такие корабли для Балтийского моря разработало Главное управление кораблестроения.

В конкурсе приняло участие семь отечественных и зарубежных заводов. Лучшим признали проект Адмиралтейского завода, по которому после доработки и были в декабре 1912 года заложены четыре русских линейных крейсера: “Измаил” и “Кинбурн” на Балтийском заводе, “Бородино” и “Наварин” на Адмиралтейском. Водоизмещение их составляло 32 500 т, скорость 28 узлов и вооружение двенадцать 356-мм и двадцать четыре 130-мм орудия. Постройка этих крупнейших в истории России кораблей велась ускоренными темпами: в июне1915 года сошел на воду “Измаил”, за ним в октябре — “Кинбурн” и “Бородино”, а в конце 1916 года — “Наварин”.

(См. также вот эту статью)

Должное внимание уделили русские кораблестроители и легким крейсерам. В 1913 году в Петербурге и Ревеле заложили четыре таких корабля для Балтийского флота — “Адмирал Бутаков”, “Адмирал Спиридов”, “Светлана” и “Адмирал Грейг”. Это были современные по тем временам крейсера водоизмещением 6800 т, развивавшие скорость 29,5 узла, вооруженные пятнадцатью скорострельными 130-мм орудиями и несшие 76-мм броневой пояс и 25,4-мм броневую палубу.

По тому же проекту с незначительными изменениями строились и крейсера для Черноморского флота — “Адмирал Нахимов”, “Адмирал Лазарев”, “Адмирал Истомин” и “Адмирал Корнилов”. Два менее мощных легких крейсера — “Муравьев-Амурский” и “Адмирал Невельской” — были заказаны в Германии для Сибирской флотилии (водоизмещение 4300 т, 27,5 узла, восемь 130-мм и четыре 64-мм орудия).

До самого окончания войны ни один из этих крейсеров так и не вступил в строй российского флота. После Октябрьской революции недостроенные корпуса линейных крейсеров продали на слом. Еще в самом начале войны немцы конфисковали легкие крейсера “Муравьев-Амурский” и “Адмирал Невельской”, Иная судьба выпала на долю “Адмирала Грейга” и “Адмирала Спиридова”: их корпуса использовали при постройке первых советских танкеров “Азнефть” и “Грознефть”. “Светлана” была достроена и получила название “Профинтерн”. Позже этот корабль перевели на Черное море и переименовали в “Красный Крым”. Крейсера “Адмирал Нахимов” и “Адмирал Спиридов” после кардинальной переработки и модернизации проектов вошли в состав Черноморского флота под названиями “Червона Украина” и “Красный Кавказ”.

(См. также вот эту статью)

В первые годы послевоенного затишья лихорадочная кораблестроительная деятельность вспыхнула в Япония и США — центр военно-морского соперничества переместился на Тихий океан.

Япония считалась четвертой по счету державой в мире, не прекратившей разработку и постройку легких крейсеров в 1905-1914 годах. Правда, кораблей было всего два — “Якаги” и “Хирадо”, и относились они к переходному типу. Подобно прежним бронепалубным крейсерам I ранга, предназначенным для действий на океанских коммуникациях, они были защищены только броневой палубой и не имели бортового пояса. Однако скорость их хода увеличили до 26-27 узлов, как у новейших легких крейсеров Англии, Германии и Австро-Венгрии. Заложенные в 1910 году, “Якаги” и “Хирадо” вступили в строй в 1912 году. Затем в разработке этого класса боевых кораблей настал пятилетний перерыв, конец которому положили тревожные для Японии вести из США…

После постройки четырех броненосных крейсеров типа “Теннесси” в 1904 году и трех бронепалубных крейсеров III ранга типа “Честер” в 1907 году США перестали уделять какое-либо внимание развитию крейсерского флота. Но события первой мировой войны не могли не повлиять на военно-морскую политику этой страны, и в 1916 году, когда в Европе уже бушевала война, в США был принят закон о флоте, предусматривавший постройку шести линейных крейсеров типа “Лексингтон” и десяти легких крейсеров типа “Омаха”.

По-видимому, эта весть побудила японских адмиралов активизировать работы по созданию новых линейных и легких крейсеров. Японское правительство намеревалось строить линейные крейсера типа “Амаги” (водоизмещение 40 тыс. т, скорость хода 35 узлов и двенадцать 406-мм орудий). В 1917 году на государственных верфях Японии в Сасебо и Йокосуке заложили первые современные легкие крейсера “Тацута” и “Тенрью”.

В эволюции легких крейсеров можно проследить две линии развития — немецкую и английскую. Первая приводит к разработке единого универсального типа, способного выполнять функции как разведчика при эскадре, так и собственно крейсера. Вторая ведет к созданию двух отдельных типов: “скаутов” для эскадр и “городов” для действий на коммуникациях. В ходе боевых действий англичане были вынуждены скорректировать свои морские программы и перейти к постройке легких крейсеров для Северного моря, близких по типу к немецким универсальным легким крейсерам. Зная это, японцы, также склонные к разработке такого же типа корабля, не мудрствуя лукаво, в качестве прототипа для “Тацуты” взяли английский крейсер типа “С”. Первые японские легкие крейсера вступили в строй в 1919 году, когда американцы еще и не начинали их постройку.

Не имея никакого опыта в создании линейных крейсеров — по свидетельству специалистов, “самой трудной проблеме кораблестроения”, — американцы приступили сразу к созданию корабля самых крупных размеров. Первоначальный проект линейного крейсера “Лексингтон” составлялся до изучения опыта Ютландского сражения, когда американцы, как и англичане, ставили во главу угла высокую скорость и мощь артиллерии. По этому проекту “Лексингтон” представлял собой корабль водоизмещением 35 300 т со скоростью хода 35 узлов, который нес восемь 406-мм и шестнадцать 152-мм орудий. В результате последующей переработки водоизмещение возросло до 44 200 т, а скорость хода за счет усиления бронирования снизилась до 28,5 узла.

Как следствие этих изменений закладка всех шести линейных крейсеров — “Саратога”, “Лексингтон”, “Конститьюшин”, “Констеллейшн”, “Рейнджер” и “Юнайтед Стейтс” — произошла лишь в 1920 году.

Большие трудности встретили американцы и в создании легких крейсеров. Из-за многократных переделок проекта и перегруженности верфей другими заказами строительство кораблей все время откладывалось. Лишь в 1918 году, после окончания боевых действий, были заложены первые десять — “Омаха”, “Цинциннати”, “Рейли”, “Детройт”, “Ричмонд”, “Конкорд”, “Трентон”, “Марблхед”, “Мемфис” и “Милуоки”.

Обеспокоенные японцы ответили закладкой пятитысячетонных легких крейсеров трех серий. Прототипом для первой стал крейсер “Тацута”. Пять кораблей этой серии — “Кума”, “Кисо”, “Ои”, “К,итаками” и “Тама” — при водоизмещении 5870 т, скорости 31-32 узла несли семь 140-мм орудий, две 176-мм зенитки, 8 торпедных аппаратов. Бронирование состояло из 51-мм пояса и 37-51-мм броневой палубы. Начатые постройкой в 1918 году, эти крейсера вступили в строй через два года.

В 1920 году японцы приступили ко второй серии — “Абукума”, “Исуэи”, “Кину”, “Нагара”, “Натори” и “Юра”. При водоизмещении 5170 т и скорости 36 узлов они несли такое же вооружение и бронирование, как корабли предшествовавшей серии.

Шесть крейсеров последней серии, почти не отличаясь по своим тактико-техническим данным от кораблей типа “Кума”, вошли в историю как первые и единственные в японском флоте четырехтрубные крейсера. Им суждено было “понести потери” еще до вступления в строй — их заложили в 1922 году, в том самом, когда было подписано Вашингтонское соглашение об ограничении вооружения на море. Из шести крейсеров серии три разобрали, а три других — “Сендаи”, “Зинту” и “Нака” вступили в строй в 1923-1925 годах. Вашингтонское соглашение положило конец и постройке линейных крейсеров. Из шести американских кораблей этого класса четыре были разобраны, а два вступили в строй в новом качестве. То были “Лексингтон” и “Саратога”, — авианосцы, перестроенные из линейных крейсеров...

(Статья Г. Смирнова и В. Смирнова
из журнала “Моделист-Конструктор”).

Австрийские, русские, японские и американские крейсера времен Первой мировой войны

На первую страницу