Боевые корабли мира

Карманный линкор "Адмирал Шеер" ("Admiral Scheer"), Германия, 1931 г.

Создан как результат ограничений Версальского договора, согласно которому послевоенная Германия не могла иметь больше 6 кораблей в классе линкоров, причем вновь строящиеся единицы не могли превышать по водоизмещению 10 000 "длинных" тонн, а калибр орудий ограничивался 280-мм (11 дюймов). (Стандартное водоизмещение корабля  составило 11 700 т)

Поскольку было не вполне понятно, к какому классу отнести эти корабли, в Англии для них придумали название "Pocket battleship" – "карманный линкор". В Германии их именовали не менее выразительно – "Schlachtschiff-Vezschnitt" – "линкор-обрез". Официально в германском флоте числились "броненосцами" ("Panzerschiffe"). В декабре 1939 г. оставшиеся в строю "Лютцов" (бывший "Дойчланд") и "Адмирал Шеер" переклассифицированы в тяжелые крейсера.

Всего построено три – "Дойчланд", "Адмирал Шеер" и "Адмирал Граф Шпее" ("Deutschland", "Admiral Scheer" и "Admiral Graf Spee"). Корабли немного отличались друг от друга – "Адмирал Шеер" был на 0,65 м шире и немного тяжелее "Дойчланда"; "Адмирал граф Шпее" был лучше бронирован и превышал по водоизмещению "Дойчланд" и "Адмирал Шеер" – 12 100 т против 11 700 т стандартного водоизмещения.

Заложен 25.06.1931, спущен на воду 1.04.1933, вступил в строй 12.11.1934 г. Строился на государственной военно-морской верфи в Вильгельмсхафене, построечный номер 123.

Характерная особенность внешнего вида "Адмирала Шеера" и "Адмирала графа Шпее" – башенноподобная мачта-надстройка.

Назван в честь адмирала Шеера – командующего германским флотом во время Первой мировой войны.

Рисунок. Немецкий карманный линкор "Адмирал Шеер" ("Admiral Scheer").
Крупнее

"Адмирал Шеер" после модернизации, 1942 г.

Зима 1934-35 г. прошла в испытаниях, в ходе которых корабль развил на мерной миле скорость 29 узлов, однако проводившие измерения инженеры отнесли столь высокий результат на ошибки приборов, полагая, что более тяжелый “Шеер” не может быть быстроходнее головного систершипа.

В 1935 г. посетил Данциг и совершил учебный поход в Атлантику. В мае 1936 г. участвовал в параде флота в Кильской бухте, в июне совершил плавание вокруг Великобритании и посетил Стокгольм.

В конце июля 1936 года “Адмирал Шеер” в составе германской эскадры отправился в Испанию. После короткой стоянки в Малаге он оперировал в средиземноморских водах. 1 августа на обеих башнях главного калибра появились опознавательные знаки – черно-бело-красные полосы. Отбыв на родину в конце августа вместе с “Дойчландом”, “Шеер” вернулся с ним же в Испанию в октябре.

В третьем походе в мае 1937 года после воздушной атаки “Дойчланда” 29 мая "Адмирал Шеер" получил из Германии приказ бомбардировать Альмерию и уничтожить якобы находившийся там испанский республиканский линкор “Хайме I”. Хотя – по некоторым данным – командир “Шеера” капитан цур зее Цилиакс знал, что испанский линейный корабль в действительности базировался в Картахене (защищенном солидными береговыми батареями), он предпочел выполнить приказ, выпустив рано утром в течение 15 минут 91 снаряд главного калибра, 100 “промежуточных” 150-мм и 48 зенитных 88-мм снарядов. Этот “подвиг” осудили все державы мира, и в результате Германия и Италия оказались в изоляции. Им пришлось вывести свои боевые суда из состава международных патрульных сил и окончательно покончить с политикой невмешательства. Тем не менее, “Адмирал Шеер” продолжил походы в испанские воды, покинув их последним из “карманников” лишь в июне 1938 года.

В августе 1938 г. участвовал в параде флота в Киле по случаю спуска на воду крейсера "Принц Ойген", а в феврале 1939 г. – в Гамбурге, где был спущен линейный корабль "Бисмарк".

После небольшого ремонта и модернизации “Шеер” в марте 1939 года принял участие в захвате Мемеля (Клайпеды) в составе эскадры, состоявшей из всех трех "карманных линкоров", легких крейсеров "Нюрнберг", "Лейпциг" и "Кельн".

В апреле 1939 г. ненадолго посетил испанские воды, а в мае вместе с "Адмиралом графом Шпее" и флотом круизных судов нацистской организации "Сила через радость" принимал участие в транспортировке на родину легиона "Кондор", воевавшего в Испании.

Крупная модернизация и ремонт не позволили кораблю принимать участие в боевых действиях начала войны. Находясь в Готенхафене (ныне Гдыня, Польша) 4 сентября 1939 г. был атакован английскими бомбардировщиками "Бристоль-Бленхейм" и получил попадания 3 бомб, ни одна из которых не взорвалась, возможно, из-за малой высоты бомбометания. Не получив заметных повреждений, "Адмирал Шеер" сбил один самолет огнем своей артиллерии. Это был первый самолет, сбитый немецкими зенитчиками в ходе войны.

В июле 1940 года “Адмирал Шеер" был отправлен в океан для борьбы против судоходства. Под командованием капитана цур зее Кранке он вышел из Готенхафена 23 октября и после стоянки в норвежском порту Ставангер вечером 28 октября  прорвался в Атлантику севернее Исландии. 5 ноября потопил свою первую жертву – английское судно "Мопан". 5 же ноября “Шеер” атаковал конвой НХ-84, потопив прикрывавший его вспомогательный крейсер “Джервис Бэй” и 5 торговых судов. Затем Кранке увел свой корабль сначала в Центральную, а затем и в Южную Атлантику, где его жертвами стали 6 союзнических судов. После столь длительного крейсерства “карманный линкор” в начале февраля 1941 года обогнул мыс Доброй Надежды и о. Мадагаскар, уничтожив в Мозамбикском проливе еще 3 судна. 20 февраля рейдер лег на обратный курс и за месяц с лишним практически по своим же следам вернулся домой. Рейдерство “Шеера” стоило союзникам 16 потопленных или захваченных судов общей вместимостью 99 000 рег.т. Помимо прямого материального ущерба, англичане понесли значительные убытки из-за прекращения судоходства сразу в двух океанах. Операцию “Адмирала Шеера” можно считать наиболее успешной из действий “карманных линкоров” в годы войны. Корабль находился в море 161 день и покрыл свыше 46 тыс. миль, израсходовав свыше 7 тыс. т топлива.

Успешный поход, однако, привел к выработке ресурса дизелей. После их полной переборки последовало повреждение “Лютцова” британской авиаторпедой, что заставило отложить “парный” выход до весны 1942 года. Прибытие “Шеера” в Осло в начале сентября 1941 года вызвало несколько налетов союзной авиации, и его вернули на Балтику, где “карманный линкор” вместе с “Тирпицем” составили основу так называемого “Балтийского флота”, предназначавшегося для действий против возможного прорыва советских кораблей на Запад. Нелепость такого предположения вскоре окончательно прояснилась, и “Адмирал Шеер” вновь отправился в Норвегию, куда переместился центр тяжести морских операций кригсмарине.

В феврале 1942 года "Адмирал Шеер" перешел в Тронхейм вместе с линкором “Тирпиц” и тяжелым крейсером “Принц Ойген”, а в мае перебазировался в Нарвик. В начале июля он принял участие в операции "Ход конем" – нападении на конвой PQ-17, но выходил в море лишь на короткое время. Когда стало известно, что конвой рассредоточился, а одиночные суда несут тяжелые потери от подводных лодок и авиации, адмирал Редер приказал надводным кораблям возвращаться на базы.

Командование флота все более скептически смотрело на использование малоскоростных, с его точки зрения, “карманных линкоров”. (После ремонта и “Шеер”, и “Лютцов” развивали на мерной миле не более 26 узлов, хотя неизвестно, являлась ли эта скорость предельной.) Поэтому они составили особую “малоскоростную” группу”, которая обычно оставалась на стоянке в Нарвике, когда “Тирпиц” и “Ойген” делали попытки перехватить союзные конвои.

Фотография. Карманный линкор "Адмирал Шеер" ("Admiral Scheer").После отмены океанского похода, планировавшегося на лето 1942 года, командование флота решило задействовать наиболее боеспособный из “карманных линкоров” в локальной операции против советского судоходства и баз в Карском море. В августе 1942 г. "Адмирал Шеер" вышел из Нарвика, прошел севернее Новой Земли и дошел до Диксона. Поход этот трудно назвать успешным: “Шееру” удалось лишь потопить в неравном бою вооруженный пароход “Александр Сибиряков”. Попытка атаки порта Диксон была сорвана решительными действиями слабых береговых батарей и орудий вспомогательного сторожевика “Дежнев”. Выпустив 77 снарядов главного калибра и еще 379 – из 150мм и 105-мм орудий, “Адмирал Шеер” ретировался, не достигнув практически никаких результатов.

В конце года “карманный линкор" отправился в Германию на очередной ремонт, начавшийся в декабре на верфи в Вильгельмсхафене. В начале следующего года он стал объектом многочисленных, но безуспешных воздушных налетов американских тяжелых бомбардировщиков. В октябре 1943 года “Шеер” уже маневрировал в акватории порта при помощи буксиров. Затем вместе с “Лютцовом” он использовался на Балтике в учебных целях, причем в отличие от своего систершипа выходил в море гораздо реже.

С осени 1944 г. "Адмирал Шеер" находился в Балтийском море, обеспечивая поддержку фланга германской армии, ведшей тяжелые оборонительные бои. Корабль почти непрерывно использовался в боевых действиях: в ноябре 1944 у полуострова Сворбе (о-в Эзель), затем у Мемеля, в феврале 1945 г. у Фрауенбурга, в марте у Волина, т.е. постепенно перемещаясь на запад по мере продвижения Советской Армии по Прибалтике, Польше и Германии. В свой последний рейс корабль ушел из Свинемюнде с большим количеством беженцев и раненых на борту.

Гибель настигла “Шеера” на ремонте в Киле. В ночь с 9 на 10 апреля 1945 г. в ходе рейда 600 бомбардировщиков корабль получил 5 попаданий авиабомб. Команда уже не боролась за спасение своего судна, и “карманный линкор” опрокинулся у стенки вверх килем.

До 1948 г. с затонувшего корабля снимали оборудование, башни, гребные винты, броню, двигатели, цветные металлы... Постепенно от "Адмирала Шеера" остался только остов, который заносило песком. Сейчас на этом месте распологается автостоянка верфи "Мариенарсенал Киль".


[an error occurred while processing this directive]

Герб корабля:

Герб карманного линкора "Адмирал Шеер"

[an error occurred while processing this directive]

Тактико-технические характеристики "карманного линкора" "Адмирал Шеер".

Водоизмещение стандартное 11 700 т, полное 15 900 т. Длина по ватерлинии 182 м, ширина 21,7 м, осадка при стандартном водоизмещении 5 м, осадка при проектном (12 000 т) водоизмещении 5,6 м, высота корпуса до палубы бака 12,2 м.

Энергетическая установка состояла из 4 групп двигателей, в каждой группе по два 9-цилиндровых двухтактных дизеля  "MAN" M-9Zu42/58 двойного действия, максимальной мощностью по 7100 л.с. при 450 об/мин (максимальная продолжительная мощность 6655 л.с.), и из четырех вспомогательных 5-цилиндровых дизеля M-5Z42/58 максимальной мощностью 1450 л.с. при 425 об/мин. Суммарная мощность всех восьми главных двигателей на гребных валах (с учетом потерь) – 54000 л.с., что обеспечивало скорость хода около 27 узлов
При скорости хода 25 узлов необходимая мощность 33000 л.с., при скорости 19 уз. – 11 000 л.с.
Дальность плавания со скоростью 20 узлов – 10000 миль, а с экономической скоростью – около 18000 миль.

Электрическая сеть корабля питалась от 8 дизель-генераторов суммарной мощностью 2800 кВт.

Вооружение: Артиллерия главного калибра – 2 x 3 x 280-мм орудий SKC/28 с полной длиной ствола 52,35 калибров (без затвора 49,1 калибра), углы наклона орудий от -10 до +40°, горизонтальные углы наведения – по 145° на борт. Максимальная техническая скорострельность – 3 выстрела в минуту, практическая – не более двух. Начальная скорость снаряда 910 м/с, живучесть ствола – 340 выстрелов полным зарядом (это около трех полных боезапасов). В боекомплект входили три типа снарядов – бронебойный (2,6% взрывчатого вещества), фугасный с замедлением (полубронебойный, 5,65% ВВ) и чисто фугасный (7,8% ВВ). Все снаряды весили одинаково – 300 кг. Стандартный боезапас – от 315 до 360 снарядов на башню (105-120 на ствол), равное число боеприпасов каждого типа. При выполнении специальных заданий структура боезапаса могла меняться.

Артиллерия вспомогательного калибра – 8 150-мм орудий SKC/28 полной длиной ствола 55 калибров (8,2 м). Стрельба велась 45,3-кг снарядами при начальной скорости 875 м/с. Максимальная скорострельность достигала 10 выстрелов в минуту; на практике она зависела от условий питания боеприпасами и не превышала 5-7 залпов в минуту. Живучесть ствола – свыше 1000 залпов полным калибром. Углы наклона ствола от -10 до +35°. Штатный боезапас – 100 снарядов на орудие; впоследствии увеличен в 1,5 раза. Установки вспомогательного калибра были тесными и неудобными внутри, плохо защищали прислугу орудий. Кроме того, вспомогательная артиллерия не имела специального постоянного поста управления огнем.

Зенитная артиллерия: три спаренных 88-мм пушки SKC/31 с длиной ствола 75 калибров в установках C32 с силовым приводом, стабилизированных в трех плоскостях. Стрельба из этих орудий велась унитарными патронами весом 15 кг с тем же 9-кг снарядом, с начальной скоростью 950 м/с.
Позже в этой установке 88-мм орудия заменены на более мощные 105-мм. Новая пушка имела длину ствола 65 калибров и стреляла 15,1-кг снарядом с начальной скоростью 900 м/с.

Также в состав вооружения "карманных линкоров" были включены восемь 37-мм автоматов SKC/30 в спаренных установках L/30, расположенных попарно на крыльях командирского мостика на передней мачте и по бокам от кормового дальномерного поста; имели хорошие углы обстрела. Предусматривалась стабилизация в двух плоскостях, однако на практике система не всегда работала бесперебойно.

Автоматическое зенитное вооружение в ходе войны неоднократно модифицировалось. К концу войны "Адмирал Шеер" имел восемь 37-мм и тридцать три 20-мм зенитных автомата.

Торпедное вооружение – два 533-мм 4-трубных торпедных аппарата, расположенных в кормовой части.

Авиационное вооружение – катапульта, два гидросамолета и посадочный тент Гейма. Практически на борту обычно находилось не более одного гидросамолета, а посадочные устройства были сданы на берег еще до начала войны. В качестве корабельных самолетов использовались поплавковые "хейнкели" He-60, впоследствии – Ar-196 фирмы "Арадо", по многим оценкам – лучший представитель судовой авиации времен Второй мировой войны.

Система управления огнем была необычайно развита для всего двух башен. Она включала три равноценных поста, по одному в боевых рубках и еще один – на топе носовой мачты-надстройки. Дальномерное оборудование включало 6-метровый стереоскопический дальномер в переднем посту и 10-метровые – в двух других. Целеуказание могло осуществляться из двух директоров, располагавшихся в боевой рубке друг за другом по диаметральной плоскости, или из другой пары, на фор-марсе, также размещенной по центральной линии спереди и сзади от 10-метрового дальномера. Еще один директор находился в кормовой рубке рядом с таким же дальномером. Все посты прикрывались 50-мм броней, защищавшей практически от любых осколков, причем наблюдение велось без каких-либо смотровых щелей и окошек, из специальных перископов, едва выступавших над броневой крышей. Данные из постов поступали в два центра обработки, расположенные соответственно под носовой и кормовой рубками глубоко под броневой палубой и оборудованные аналоговыми вычислительными машинами. Дублирование не только дальномерных постов и директоров, но и расчетных централей являлось уникальным для 10 000-тонных кораблей; сравнение их по числу и оборудованию с довольно примитивными средствами английских тяжелых крейсеров демонстрирует полное превосходство немецкого подхода к артиллерийской мощи.

Главный калибр “карманных линкоров” стал на них настолько “главным”, что оставил мало простора для калибра вспомогательного. В принципе 150-мм пушки могли управляться через любой из трех основных постов, с передачей данных в свой пост обработки, также находившийся в трюме. Однако на практике отсутствие специального, пусть даже хуже оборудованного директора приводило к явному пренебрежению нуждами среднего калибра. Отмеченный вычислительный центр использовался также и зенитной артиллерией, которая почти полностью “монополизировала” его, поскольку угроза с воздуха оставалась постоянной. Результатом стала малая полезность 6-дюймовок, в принципе достаточно мощных по баллистическим характеристикам.

Для 88-мм зенитной артиллерии предусматривался зенитный КДП SL 2, стабилизированный в трех плоскостях и позволявший передавать правильные данные при крене до 12°. На "Адмирале Шеере" имелось два зенитных КДП по бокам от трубы, что,по мнению специалистов, значительно увеличило эффективность управления огнем. Посты имели собственные 4-м (по другим данным 3-м) стереоскопические дальномеры и средства дистанционного наведения орудий, что вместе с новыми 88-мм и 105-мм зенитками обеспечило достаточно сильную ПВО “карманных линкоров”.

Что касается автоматов, то при относительно удачных зенитных установках немцы пользовались, мягко говоря, не слишком совершенными системами управления ими. До конца войны довольно многочисленные на уцелевших “Лютцове” и “Шеере” зенитные автоматы по-прежнему стреляли под местным управлением, иногда с использованием предусмотренных еще первоначальным проектом однометровых переносных дальномеров.

Помимо перечисленных главных постов для действий ночью предусматривалось командование кораблем со специального мостика, расположенного над командирским. Там были сосредоточены специальные просветленные морские бинокли и перископы, а поскольку при ночной стрельбе главным фактором являлась быстрота реакции, то тут же находились два дополнительных поста управления огнем, имевших упрощенное оборудование, но позволявших вести дистанционную стрельбу главным калибром. На том же мостике, в передней его части, помещался директор управления прожекторами и два це-леуказателя для стрельбы осветительными снарядами. На кораблях находилось еще 4 директора для наведения прожекторов, по 2 на каждую сторону от главной и кормовой боевых рубок. На “Адмирале Шеере” они могли управлять действием 6 полутораметровых “фонарей” фирмы “Сименс-Шуккерт”, 4 из которых располагались попарно по сторонам дымовой трубы, а еще два – на башенноподобной надстройке по бокам.

На “карманных линкорах” рано появилось и радиолокационное оборудование. “Шеер” и “Шпее” были оборудованы радарами FuMo-22. Характеристики немецких приборов к началу войны оставались довольно низкими (хотя и не уступали в то время английским): дальность не свыше 7-8 миль при точности по углу около 5°, что позволяло использовать их только для обнаружения крупных надводных целей.

Система бронирования "карманных линкоров" является одной из наиболее интересных отличительных характеристик этих своеобразных кораблей. Она полностью отходит от принятых в германском флоте времен первой мировой войны канонов и не имеет аналогов среди зарубежных кораблей класса крейсеров. Формальные цифры толщины брони борта и палубы, обычно приводимые в справочниках, в данном случае мало что говорят о действительной эффективности защиты. Несмотря на значительный интерес к “карманным линкорам” и относительную открытость данных по ним после окончания второй мировой войны, в различных источниках, в том числе немецких, имеются значительные расхождения в цифрах, которые иногда просто невозможно объяснить. Вместе с тем отличия в бронировании – наиболее существенные среди всех технических характеристик “Дойчланда”, “Шеера” и “Шпее” – настолько важны, что по данному параметру корабли едва ли можно считать одной серией, скорее последовательными вариантами реализации одной и той же идеи.

Основными элементами системы бронирования на “карманных линкорах” являлись наклонный пояс, броневая палуба, верхняя и нижняя броневые переборки. Броневой пояс имел по разным данным наклон 12° – 13,5° нижней кромкой в глубь корпуса.

Броневая защита “Адмирала Шеера” заметно отличалась от защиты головного корабля как по расположению, так и по материалам. Наклонная поясная броня состояла из двух слоев; 80-мм плиты заняли место в нижнем ряду, тогда как 50-мм ряд находился выше, причем его верхняя кромка поднималась до уровня средней палубы – примерно на 1 м выше, чем на “Дойчланде”. В районе передней части погребов пояс утоньшался до 65 мм, а в корму от задней башни – до 50 мм, завершаясь 50-мм же траверзной переборкой на уровне излома полубака. Носовая оконечность не бронировалась, а толщина обшивки уменьшилась до 17 мм с учетом лучшего качества новой судостроительной стали.

Противоторпедная переборка имела несколько меньшую толщину по сравнению с "Дойчландом" – 40 мм вместо 45, но изготавливалась из стали “Вотан”. Ее недостатком оставалось то, что она заканчивалась у внутренней обшивки двойного дна. Изменилось и распределение палубной брони. В центральной зоне, между верхними продольными переборками главная броневая палуба была совсем тонкой (20 мм); вне их толщина ненамного уменьшилась и стала равна 40 мм. Следует отметить, что утоньшение компенсировалось улучшением качества материала. Значительно усилилась горизонтальная защита рулей: палуба в корме стала 45-мм, такую же толщину имел пояс в корме и замыкавший рулевое отделение траверз.

Фотография. Карманный линкор "Адмирал Шеер" ("Admiral Scheer").Защита барбетов состояла из 10 кольцевых плит-сегментов, изготовленных из 125-мм брони “Вотан харт”. Высота каждой плиты достигала 5,6 м, длина дуги – 3,2 м, вес – 17,5 т. Общий вес обоих барбетов составлял 328,4 т – заметная доля от веса прочего бронирования, превысившего аналогичный показатель для “Дойчланда” на 20% и достигшего 900 т. (В это значение не входит вес брони башен (192 т) и большей части продольных переборок.) Изменилось и местное бронирование: на боковых стенках главной рубки прибавилось по 10 мм крупповской брони (на "Дойчланде" – 140 мм), а толщина стенок артиллерийских постов удвоилась (на "Дойчланде" – 50 мм). Наконец, горизонтальный участок крыши башен главного калибра достиг толщины 85 мм (вместо 50).

В целом схема бронирования “Шеера” выглядит мощной и более продуманной, чем на головном корабле. Обращает на себя внимание большая площадь защищенного борта в середине корпуса, где неприкрытой осталась лишь одна верхняя палуба. Единственным реальным ослаблением стала центральная полоса броневой палубы, которая, впрочем, дополнительно защищалась 50-мм верхним поясом и 40-мм броневой продольной переборкой.

Модернизации.

  • В 1935 г. за дымовой трубой установлена катапульта для самолета, а по правому борту подъемный кран для него. В конце года этот кран сняли, установив по левому борту приспособление для подъема самолета;

  • Весной 1936 г. для улучшения возможностей в ночном бою по бокам башенноподобной надстройки на уровне командирского мостика оборудованы специальные платформы, на которых установили по 3-метровому специальному дальномеру с большой светосилой для торпедной стрельбы в темноте. На других платформах, сбоку от трубы, появились два 20-мм автомата;

  • В 1938 г. стеньга башенноподобной мачты прикреплена к заднему краю галереи фор-марса и к колпаку находящегося там дальномера. На башенной мачте сооружены дополнительные платформы и адмиральский мостик. Реи, находящиеся у дымовой трубы грот-мачты, укорочены, добавлены гафели.

  • В 1939 г. по левому борту кран с горизонтальной стрелой заменен на кран с наклонной стрелой. Корабль оснащен самолетом "Арадо-196". На вращающемся посту наведения на фор-марсе установлен радиолокатор (но без антенны). Предположительно, это был FuMo-22.

  • Летом 1939 г. проведена переборка дизелей;

  • С февраля по июль 1940 г. укрепление оснований и перестройка моторных отделений. Сильно  изменился внешний облик корабля. Место многогранной башенноподобной надстройки заняла трубчатая мачта по типу "Дойчланда", однако с совершенно другим расположением мостиков и платформ, буквально облепивших ее со всех сторон. Корпус получил «атлантический» форштевень – наклонный и вздернутый, что уменьшило заливаемость носовой части, выявившуюся в ходе крейсерства. При этом корпус удлинен на 1,9 м. В то же время было установлено размагничивающее устройство и наклонный козырек на трубе, отводивший газы от мостиков и постов управления огнем в корму. Линкор избавился от неудачных устройств – в частности, от посадочного тента для приема гидросамолетов и успокоителей качки, помещения которых приспособили для дополнительных топливных цистерн и кладовок. Изменилось и вооружение: 88-мм орудия уступили место 105-миллиметровкам SKC/33, исчезли 20-мм автоматы с платформ по бокам от трубы, а вместо них появились два четырехствольных «фирлинга» армейского образца (без стабилизации), один из которых разместился на крыше носовой башни, а второй – сразу за кормовой, за изломом полубака.

  • В 1941 году заварили иллюминаторы в носовой части и добавили стеллажи для еще 2 запасных торпед.

  • В 1941 г. на кормовом командном пункте установлен радиолокатор FuMo-26 с антенной.

  • В середине 1942 года козырек на трубе увеличили в размерах, сняли один из прожекторов, переместив парный с ним на платформу у трубы по диаметральной плоскости, а на их первоначальное место на трубе вновь «посадили» две 20-мм одностволки, снятые двумя годами раньше. На фор-марсе установлен радиолокатор FuMo-26 с двумя антеннами, заменивший FuMo-22.

  • В 1943 г. две антенны радиолокатора FuMo-26 заменены одной.

  • Далее, по мере усиления угрозы с воздуха, на «Шеере», как и на «Лютцове», начался бурный рост числа зенитных автоматов, достигший вскоре 25 стволов. К лету 1944 года помимо исходных 8 37-миллиметровок здесь имелось 4 «фирлинга» и 9 одиночных 20-мм автоматов. Затем началась замена части 37-мм спарок на одноствольные 40-мм "бофорсы". По плану единого перевооружения «карманный линкор» должен был иметь в 1945 году 4 40-мм, столько же 37-мм и 42 20-мм ствола, однако реально весь объем работ так и не удалось осуществить. В 1945 г. малокалиберная зенитная артиллерия состояла из шести 40-мм установок "Бофорс-28", восьми 37-мм орудий и 33 20-мм автоматов.

История создания и службы германских линкоров Второй мировой войны

Данные "карманных линкоров"
типа "Дойчланд"
согласно "Морской Коллекции" "Моделиста-Конструктора"

На первую страницу сайта