Боевые корабли мира

"Карманный линкор" "Дойчланд" ("Deutschland") / "Лютцов", Германия, 1928 г.

Создан как результат ограничений Версальского договора, согласно которому послевоенная Германия не могла иметь больше 6 кораблей в классе линкоров, причем вновь строящиеся единицы не могли превышать по водоизмещению 10 000 "длинных" тонн, а калибр орудий ограничивался 280-мм (11 дюймов). (Стандартное водоизмещение "Дойчланда"  составило 11 700 т)

Поскольку было не вполне понятно, к какому классу отнести эти корабли, в Англии для них придумали название "Pocket battleship" – "карманный линкор". В Германии их именовали не менее выразительно – "Schlachtschiff-Vezschnitt" – "линкор-обрез". Официально в германском флоте числились "броненосцами" ("Panzerschiffe"). В декабре 1939 г. оставшиеся в строю "Лютцов" (бывший "Дойчланд") и "Адмирал Шеер" переклассифицированы в тяжелые крейсера.

Всего построено три – "Дойчланд", "Адмирал Шеер" и "Адмирал Граф Шпее" ("Deutschland", "Admiral Scheer" и "Admiral Graf Spee"). Корабли немного отличались друг от друга – "Адмирал Шеер" был на 0,65 м шире и немного тяжелее "Дойчланда"; "Адмирал граф Шпее" был лучше бронирован и превышал по водоизмещению "Дойчланд" и "Адмирал Шеер" – 12 100 т против 11 700 т стандартного водоизмещения.

Заложен 9.02.1928, спущен на воду 19.05.1931, вступил в строй 1.04.1933 г. Строился на верфи фирмы "Дойче Верке" в Киле, заводской № 219.

Рисунок. "Карманный линкор" "Дойчланд" ("Deutschland"), Германия, 1933 г.
Крупнее

"Дойчланд", 1933 г.

В мае 1933 г. участвовал в военно-морском параде в Киле, однако испытания продолжались до 10 декабря 1933 г. С 1933 г. – флангманский корабль ВМС Германии. В начале 1934 г. провел артиллерийские стрельбы в Атлантике, осенью совершил визиты в Шотландию и Скандинавию, в ноябре встал на первый ремонт и переоборудование. С 14 марта 1935 г. совершил трансатлантический переход в Южную Америку и за 32 дня прошел 12 286 миль, после чего участвовал в маневрах германского флота. Вместе с "Адмиралом Шеером" крейсировал в Северной и Центральной Атлантике. Поход завершился визитом в Стокгольм, где на борт корабля поднялся шведский король. В мае 1936 – на параде в Киле, после чего посетил Копенгаген.

В конце июля 1936 г. готовившийся к маневрам "Дойчланд" вместе с "Адмиралом Шеером" получил приказ принять топливо и провиант для похода в Испанию. На "Дойчланде" поднял флаг вице-адмирал Карлс, корабль оснастили гидросамолетом He-60, и через день после получения приказа германская эскадра отбыла в Испанию. C июля 1936 г. по август 1938 г. "Дойчланд" неоднократно заходил в испанские воды.

29 мая 1937 г. на рейде острова Ивиса атакован двумя республиканскими самолетами, получил два бомбовых попадания 50-килограммовыми бомбами. Уничтожен гидросамолет, убито 19 человек, ранено 81, из которых четверо умерли позже.

В 1938 г. прошел модернизацию.

В марте 1939 г. принимал участие в оккупации Мемеля (Клайпеды), причем на его борту находился Адольф Гитлер.

24 августа 1939 г. вышел для рейдерства в Атлантику, на позиции южнее Гренландии. Разрешение начать боевые действия получил только 26 сентября 1939 г. Потопил только два судна, общей вместимостью около 7000 тонн, и в ноябре 1939 г. вернулся в Германию.

15 ноября переименован в "Лютцов".

24-25 ноября 1939 г. выходил в Скагеррак на перехват торговых судов, но безрезультатно.

Во время вторжения в Норвегию 9 апреля 1940 г. действовал в составе группы, предназначенной для оккупации Осло вместе с тяжелым крейсером "Блюхер", легким крейсером "Эмден", 3 миноносцами и несколькими малыми кораблями.
В ходе операции "Блюхер" был потоплен; "Дойчланд"/"Лютцов" получил три попадания 280-мм снарядами (один в носовую башню и два в надстройки). Было выведено из строя центральное орудие носовой башни главного калибра, около 20 человек экипажа, на корабле возник пожар. После захвата Осло поврежденный "карманный линкор" получил приказ срочно возвращаться в Германию.

При возвращении в Киль в ночь с 10 на 11 апреля около 2 часов ночи был атакован английской подводной лодкой "Спирфиш" и получил попадание торпеды. Корпус позади кормовой башни надломился (фактически корма оказалась  полуоторванной), было затоплено 4 отсека; корабль принял около 1300 тонн воды. К вечеру 13 апреля "Лютцов" был отбуксирован в Киль, где и простоял на ремонте более полугода. 9 июля 1940 г. во время бомбардировки Киля в корабль попала бомба. Формально вступил в строй 8 августа, однако фактически был готов к действиям лишь к началу 1941 г. Предполагалось, что в июле 1941 г. "Лютцов" отправится в новый атлантический рейд, однако этого не произошло.

13 июня атакован британскими торпедоносцами "Бофорт", получил попадание в середину корпуса. Были затоплены два моторных отсека и один из отсеков с соединительными муфтами. "Лютцов" лишился хода, принял 1000 т воды и получил угрожающий крен – около 20°. Однако поврежденный "карманный линкор" смог добраться до Киля, где встал на ремонт – до января 1942 г.

В начале 1942 г. Гитлер приказал перебросить значительные морские и воздушные силы в полярные моря для действий против северных конвоев, и во второй половине мая "Лютцов" перешел в Нарвик. В ходе операции "Ход конем" ("Россельшпрунг") в июле 1942 г. он должен был действовать против знаменитого конвоя PQ-17, но напоролся на не обозначенную на карте скалу еще до выхода из залива Боген, и вынужден был вернуться в Нарвик. Запланированный на лето рейд в Атлантику был вновь отменен.

В конце декабря 1942 г. принимал участие в операции "Радуга" ("Регенбоген") против конвоя JW-51B вместе с тяжелым крейсером "Адмирал Хиппер" и 6 эсминцами под командованием адмирала Кюмметца. Бой представлял собой ряд коротких  схваток. "Адмирал Хиппер" был поврежден английскими крейсерами "Шеффилд" и "Ямайка", потоплены германские эсминцы "Фредерик Экольдт" и "Байтцен", у англичан потоплены эсминец ("Эшейтес") и тральщик; конвой практически не пострадал.
Результатом операции явился приказ Гитлера, запрещавший дальнейшее активное использование крупных боевых кораблей. Командующий военно-морскими силами адмирал Редер был вынужден подать в отставку, его место занял Дениц. Эта операция получила название "новогоднего боя", или "новогоднего позора".

В дальнейшем "Лютцов" формально оставался в строю, находясь в Нарвике – с уменьшенным экипажем.

В марте 1943 г. наиболее крупные корабли кригсмарине, в том числе и "Лютцов", переместились в Альтен-фиорд. В конце сентября 1943 г. "карманный линкор" перешел в Германию и был поставлен на ремонт и модернизацию, которые проходил до марта 1944 года в Лиепае (Либаве). Предполагалось, что после модернизации он станет чисто учебным судном.

По завершении работ весной 1944 года "Лютцов" участвовал в походе флота к устью Финского залива для демонстрации своей мощи собиравшейся выйти из войны Финляндии (операция "Ротбухе").

Летом 1944 г. корабль был перевооружен, усилена зенитная артиллерия. Работы проводились в Либаве и заняли около месяца.

С осени 1944 года "карманный линкор" "Лютцов" использовался для поддержки немецких сухопутных войск на побережье Рижского залива. С 11 октября до 22 ноября немецкие войска при поддержке артиллерии главного калибра "карманных линкоров" "Лютцов" и "Адмирал Шеер" удерживали полуостров Сворбе на южной оконечности острова Эзель (Сааремаа). На "Лютцове" было израсходовано свыше 300 11-дюймовых снарядов.

В конце года "Лютцов" и "Адмирал Шеер" переведены из базы в Готенхафене в Пиллау из-за угрозы с воздуха со стороны авиации союзников.

В январе 1945 г. оба "карманных линкора" вновь поддерживали сухопутные войска – в Восточной Пруссии.

В апреле 1945 г. "Лютцов" находился в Свинемюнде. В середине месяца он был атакован английской авиацией ("ланкастерами"). Близкие разрывы 5,5-тонных бомб (прямых попаданий не было) причинили кораблю такие повреждения, что его корпус постепенно заполнился водой, и "Лютцов" сел на грунт на небольшой глубине. Его орудия по-прежнему продолжали принимать участие в оборонительных боях против советских войск.

4 мая 1945 г. при уходе немцев из Свинемюнде "Лютцов" был взорван командой; корпус полностью выгорел. Весной 1946 г. советские спасатели подняли корабль, а 26 сентября он был даже зачислен в состав ВМФ СССР. Однако из-за невозможности восстановления бывший "Дойчланд"-"Лютцов" был затоплен в центральной части Балтийского моря 22 июля 1947 года после подрыва на нем нескольких фугасных авиабомб.

Рисунок. Тяжелый крейсер "Лютцов" ("Lutzow"), бывший "Дойчланд", Германия, 1942 г.
Крупнее

"Лютцов", бывший "Дойчланд", 1942 г.


[an error occurred while processing this directive]

Герб корабля:

Герб "карманного линкора" "Дойчланд"

[an error occurred while processing this directive]

Тактико-технические характеристики "карманного линкора" "Дойчланд" ("Лютцов").

Водоизмещение стандартное 11 700 т, полное 15 200 т. Длина по ватерлинии 182 м, ширина 21,7 м, осадка при стандартном водоизмещении 5 м, осадка при проектном (12 000 т) водоизмещении 5,6 м, высота корпуса до палубы бака 12,2 м.

Энергетическая установка состояла из 4 групп двигателей, в каждой группе по два 9-цилиндровых двухтактных дизеля  "MAN" M-9Zu42/58 двойного действия, максимальной мощностью по 7100 л.с. при 450 об/мин (максимальная продолжительная мощность 6655 л.с.), и из четырех вспомогательных 5-цилиндровых дизеля M-5Z42/58 максимальной мощностью 1450 л.с. при 425 об/мин. Суммарная мощность всех восьми главных двигателей на гребных валах (с учетом потерь) – 54000 л.с., что обеспечивало скорость хода около 27 узлов
При скорости хода 25 узлов необходимая мощность составляла 33000 л.с., при скорости 19 уз. – 11 000 л.с.
Дальность плавания со скоростью 20 узлов – 10000 миль, а с экономической скоростью – около 18000 миль.

Электрическая сеть корабля питалась от 8 дизель-генераторов мощностью каждый 250 кВт. Двигатели этих агрегатов четырехтактные простого действия, мощностью каждый 375 л.с. при 1000 об/мин. Наибольшая мощность 400 л.с. Изготовлены фирмой Link-Hofmann-Busch Werke, г. Бреслау.

Вооружение: Артиллерия главного калибра – 2 x 3 x 280-мм орудий SKC/28 с полной длиной ствола 52,35 калибров (без затвора 49,1 калибра), углы наклона орудий от -10 до +40°, горизонтальные углы наведения – по 145° на борт. Максимальная техническая скорострельность – 3 выстрела в минуту, практическая – не более двух. Начальная скорость снаряда 910 м/с, живучесть ствола – 340 выстрелов полным зарядом (это около трех полных боезапасов). В боекомплект входили три типа снарядов – бронебойный (2,6% взрывчатого вещества), фугасный с замедлением (полубронебойный, 5,65% ВВ) и чисто фугасный (7,8% ВВ). Все снаряды весили одинаково – 300 кг. Стандартный боезапас – от 315 до 360 снарядов на башню (105-120 на ствол), равное число боеприпасов каждого типа. При выполнении специальных заданий структура боезапаса могла меняться.

Артиллерия вспомогательного калибра – 8 150-мм орудий SKC/28 полной длиной ствола 55 калибров (8,2 м). Стрельба велась 45,3-кг снарядами при начальной скорости 875 м/с. Максимальная скорострельность достигала 10 выстрелов в минуту; на практике она зависела от условий питания боеприпасами и не превышала 5-7 залпов в минуту. Живучесть ствола – свыше 1000 залпов полным калибром. Углы наклона ствола от -10 до +35°. Штатный боезапас – 100 снарядов на орудие; впоследствии увеличен в 1,5 раза. Установки вспомогательного калибра были тесными и неудобными внутри, плохо защищали прислугу орудий. Кроме того, вспомогательная артиллерия не имела специального постоянного поста управления огнем.

Зенитная артиллерия: на момент ввода в строй – три 88-мм зенитных орудия с длиной ствола 45 калибров, образца 1914 г. (!). Стрельба велась 9-кг снарядом с начальной скоростью 790 м/с, угол возвышения 90°, раздельное заряжание.
Вскоре заменены на три спаренных 88-мм пушки SKC/31 с длиной ствола 75 калибров в установках C32 с силовым приводом, стабилизированных в трех плоскостях. Стрельба из этих орудий велась унитарными патронами весом 15 кг с тем же 9-кг снарядом, с начальной скоростью 950 м/с.
Позже в этой установке 88-мм орудия заменены на более мощные 105-мм. Новая пушка имела длину ствола 65 калибров и стреляла 15,1-кг снарядом с начальной скоростью 900 м/с.

Также в состав вооружения "карманных линкоров" были включены восемь 37-мм автоматов SKC/30 в спаренных установках L/30, расположенных попарно на крыльях командирского мостика на передней мачте и по бокам от кормового дальномерного поста; имели хорошие углы обстрела. Предусматривалась стабилизация в двух плоскостях, однако на практике система не всегда работала бесперебойно.

Автоматическое зенитное вооружение в ходе войны неоднократно модифицировалось. К концу войны на "Лютцове" стояло шесть 40-мм орудий "Бофорс-28", десять 37-мм и двадцать восемь 20-мм зенитных автоматов.

Торпедное вооружение – два 4-трубных торпедных аппарата, расположенных в кормовой части. На "Дойчланде" вначале были установлены 500-мм аппараты, впоследствии замененные на 533-мм.

Авиационное вооружение – катапульта, два гидросамолета и посадочный тент Гейма. Практически на борту обычно находилось не более одного гидросамолета, а посадочные устройства были сданы на берег еще до начала войны. В качестве корабельных самолетов использовались поплавковые "хейнкели" He-60, впоследствии – Ar-196 фирмы "Арадо", по многим оценкам – лучший представитель судовой авиации времен Второй мировой войны.

Система управления огнем была необычайно развита для всего двух башен. Она включала три равноценных поста, по одному в боевых рубках и еще один – на топе носовой мачты-надстройки. Дальномерное оборудование включало 6-метровый стереоскопический дальномер в переднем посту и 10-метровые – в двух других. Целеуказание могло осуществляться из двух директоров, располагавшихся в боевой рубке друг за другом по диаметральной плоскости, или из другой пары, на фор-марсе, также размещенной по центральной линии спереди и сзади от 10-метрового дальномера. Еще один директор находился в кормовой рубке рядом с таким же дальномером. Все посты прикрывались 50-мм броней, защищавшей практически от любых осколков, причем наблюдение велось без каких-либо смотровых щелей и окошек, из специальных перископов, едва выступавших над броневой крышей. Данные из постов поступали в два центра обработки, расположенные соответственно под носовой и кормовой рубками глубоко под броневой палубой и оборудованные аналоговыми вычислительными машинами. Дублирование не только дальномерных постов и директоров, но и расчетных централей являлось уникальным для 10 000-тонных кораблей; сравнение их по числу и оборудованию с довольно примитивными средствами английских тяжелых крейсеров демонстрирует полное превосходство немецкого подхода к артиллерийской мощи.

Главный калибр “карманных линкоров” стал на них настолько “главным”, что оставил мало простора для калибра вспомогательного. В принципе 150-мм пушки могли управляться через любой из трех основных постов, с передачей данных в свой пост обработки, также находившийся в трюме. Однако на практике отсутствие специального, пусть даже хуже оборудованного директора приводило к явному пренебрежению нуждами среднего калибра. Отмеченный вычислительный центр использовался также и зенитной артиллерией, которая почти полностью “монополизировала” его, поскольку угроза с воздуха оставалась постоянной. Результатом стала малая полезность 6-дюймовок, в принципе достаточно мощных по баллистическим характеристикам.

Для 88-мм зенитной артиллерии на “Дойчланде” вначале предусматривался довольно примитивный единственный директор в диаметральной плоскости позади дымовой трубы, однако ввиду временности самих 88-мм одинарных установок он практически не использовался. В 1934 году флот получил новый зенитный КДП SL 2, стабилизированный в трех плоскостях и позволявший передавать правильные данные при крене до 12°. На “Дойчланде” установили два таких директора: один над сигнальным мостиком на передней мачте-надстройке, а второй – вместо временного поста за дымовой трубой. На двух последующих "карманных линкорах" место кормового директора заняла катапульта, и корабли получили по два зенитных КДП по бокам от трубы, что, по мнению специалистов,значительно увеличило эффективность управления огнем. Посты имели собственные 4-м (по другим данным 3-м) стереоскопические дальномеры и средства дистанционного наведения орудий, что вместе с новыми 88-мм и 105-мм зенитками обеспечило достаточно сильную ПВО “карманных линкоров”.

Что касается автоматов, то при относительно удачных зенитных установках немцы пользовались, мягко говоря, не слишком совершенными системами управления ими. До конца войны довольно многочисленные на уцелевших “Лютцове” и “Шеере” зенитные автоматы по-прежнему стреляли под местным управлением, иногда с использованием предусмотренных еще первоначальным проектом однометровых переносных дальномеров.

Помимо перечисленных главных постов для действий ночью предусматривалось командование кораблем со специального мостика, расположенного над командирским. Там были сосредоточены специальные просветленные морские бинокли и перископы, а поскольку при ночной стрельбе главным фактором являлась быстрота реакции, то тут же находились два дополнительных поста управления огнем, имевших упрощенное оборудование, но позволявших вести дистанционную стрельбу главным калибром. На том же мостике, в передней его части, помещался директор управления прожекторами и два це-леуказателя для стрельбы осветительными снарядами. На кораблях находилось еще 4 директора для наведения прожекторов, по 2 на каждую сторону от главной и кормовой боевых рубок. На “Дойчланде” они могли управлять действием 5 полутораметровых “фонарей” фирмы “Сименс-Шуккерт”, 4 из которых располагались попарно по сторонам дымовой трубы, а еще один – на специальном мостике на мачте. “Адмирал Шеер” имел на один прожектор больше: на башенноподобной надстройке их стало два по бокам вместо одного по диаметральной плоскости; такое же расположение получил и “Шпее”.

На “карманных линкорах” рано появилось и радиолокационное оборудование. Уже в 1937 году “Дойчланд” получил опытный образец локатора FuMG-39, замененный впоследствии на более совершенный FuMo-22. “Шеер” и “Шпее” сразу же были оборудованы такими радарами. Характеристики немецких приборов к началу войны оставались довольно низкими (хотя и не уступали в то время английским): дальность не свыше 7-8 миль при точности по углу около 5°, что позволяло использовать их только для обнаружения крупных надводных целей.

Система бронирования "карманных линкоров" является одной из наиболее интересных отличительных характеристик этих своеобразных кораблей. Она полностью отходит от принятых в германском флоте времен первой мировой войны канонов и не имеет аналогов среди зарубежных кораблей класса крейсеров. Формальные цифры толщины брони борта и палубы, обычно приводимые в справочниках, в данном случае мало что говорят о действительной эффективности защиты. Несмотря на значительный интерес к “карманным линкорам” и относительную открытость данных по ним после окончания второй мировой войны, в различных источниках, в том числе немецких, имеются значительные расхождения в цифрах, которые иногда просто невозможно объяснить. Вместе с тем отличия в бронировании – наиболее существенные среди всех технических характеристик “Дойчланда”, “Шеера” и “Шпее” – настолько важны, что по данному параметру корабли едва ли можно считать одной серией, скорее последовательными вариантами реализации одной и той же идеи.

Основными элементами системы бронирования на “карманных линкорах” являлись наклонный пояс, броневая палуба, верхняя и нижняя броневые переборки. Броневой пояс имел по разным данным наклон 12° – 13,5° нижней кромкой в глубь корпуса. На “Дойчланде” он состоял из двух слоев плит практически одинаковой ширины, полностью прикрывавших пространство между верхней платформой и броневой палубой, а также примерно половину межпалубного расстояния между броневой и средней палубой (по нижний срез иллюминаторов). Верхний слой состоял из плит никелевой стали с содержанием никеля около 4% толщиной 80 мм; его нижняя кромка срезана таким образом, чтобы образовывался плавный переход к нижнему слою толщиной 50 мм. Материал брони был не слишком высокого качества; он создавался по технологии, принятой в начале первой мировой войны. Указанную толщину пояс имел на пространстве между шпангоутами №№ 42 и 136, прикрывая всю энергетическую установку и часть погребов. Далее в нос и в корму толщина верхнего ряда плит уменьшалась до 60 мм на протяжении остальной части хранилищ боезапаса. В корму от 31-го шпангоута пояс утоньшался сначала до 40 мм, а далее – до 30 мм. В носу бронирование борта было чисто символическим: всего 18 мм. Вниз от броневой палубы до внутренней обшивки двойного дна параллельно поясу шла броневая переборка из той же никелевой стали толщиной 45 мм. Выше броневой палубы на расстоянии примерно трети ширины корабля от борта шла верхняя броневая переборка толщиной 40 мм, располагавшаяся строго вертикально и доходившая до верхней палубы. Главная броневая палуба в отличие от общепринятой практики не опиралась на верхнюю кромку пояса и не имела скосов, соединяющих ее края с нижней кромкой. Вместо этого она крепилась к середине верхнего ряда плит с помощью угольников, а основной опорой для нее служила нижняя продольная броневая перегородка. Толщина палубы резко варьировалась в зависимости от зоны: наибольшее значение она принимала в узком промежутке между вертикальной верхней и наклонной нижней броневыми переборками (45 мм); внутри от верхней переборки толщина уменьшалась до 30 мм, а вовне от нижней переборки палуба выполнялась из обычной кораблестроительной стали небольшой толщины, то есть не бронировалась вообще. В пределах барбетов горизонтальная защита уменьшалась до 15 мм. Верхняя палуба имела толщину 18 мм на всем протяжении цитадели (от 33-го до 154-го шпангоута) и 7-10 мм в корме. В кормовой части корпуса 30-мм броневая палуба проходила примерно на 1 м ниже, чем на миделе, прикрывая валопроводы и рулевое управление. “Дойчланд” имел 4 поперечных броневых траверза из никелевой стали: 30-мм на 6-м и 173-м шпангоутах и 60-мм – на 31-м и 149-м.

Таким образом, на возможных траекториях снаряда в жизненные части корабля стояли следующие преграды (снизу вверх): 1) внешняя обшивка буля + 50-мм наклонная плита пояса + наклонная 45-мм переборка; 2) 80-мм пояс + 45-мм переборка; 3) 18-мм верхняя палуба + 80-мм пояс + 45-мм палуба (при больших углах падения снаряда в некоторых случаях – только палубы); 4) 18-мм верхняя палуба + 40-мм вертикальная переборка + 30-мм палуба. Эта система обеспечивала хорошую по меркам начала 30-х годов защиту: от 90 до 125 мм суммарной толщины брони. Сравнимой защиты не было ни у одного из “вашингтонских” крейсеров первого поколения, хотя до класса линкоров, конечно же, она не дотягивала, обеспечивая безопасность жизненно важных частей корабля лишь от снарядов калибра 120–152 мм, причем от последних – не на всех дистанциях.

Хорошую защиту получила артиллерия главного калибра. На “карманных линкорах” башни имели форму сложного многогранника, в тех или иных вариациях повторявшуюся на всех крупных кораблях германского флота межвоенной постройки. Большие углы наклона плит обеспечивали достаточно высокий уровень неуязвимости. Толщина лобовой плиты равнялась 140 мм, боковых – 80 и 75 мм в передней и задней части, наклоненная вниз передняя часть крыши – 105 мм, плоская и задняя наклонная часть крыши – 85 мм, боковые наклонные фрагменты – от 80 до 60 мм. Все указанные плиты изготавливались из крупповской цементированной брони. Максимальная толщина задней стенки составляла 170 мм из соображений балансировки башни, а ввиду того, что попадание в нее имело наименьшую вероятность, выполнялась из никелевой стали.

В отличие от главного калибра 150мм артиллерия оказалась в падчерицах. Из-за явной невозможности обеспечить разумную защиту 8 одноорудийных установок конструкторам пришлось ограничиться 10-мм башенноподобными щитами, хотя полностью закрытыми, но слишком тесными и неудобными.

Стальное прикрытие получили органы управления кораблем и артиллерией. Главная боевая рубка имела 140-мм стенки из крупповской цементированной стали и 50-мм крышу из никелевой. Кормовая рубка и артиллерийский пост были забронированы листами новой брони Ww – стенки 50 мм, крыша 20 мм. Дальномерный пост на фор-марсе прикрывался 14-мм броней Ww, так же как и посты управления зенитным огнем. Местная защита включала 10-мм прикрытия для прожекторов из кораблестроительной стали и 20-мм подачные трубы из никелевой стали для 88-мм и 37-мм зенитных орудий.

Основной слабостью системы бронирования стала горизонтальная защита, ахиллесова пята большинства кораблей крейсерского класса. Интересно отметить, что наиболее неприятным тактическим положением для “карманных линкоров” являлись большие дистанции при острых курсовых углах, то есть случай погони или отступления, что снижало их ценность в качестве рейдеров. Правда, и здесь немецкие конструкторы предприняли определенные, хотя и не совсем обычные меры.

К наиболее любопытным особенностям схемы бронирования относится верхняя продольная броневая переборка. На первый взгляд ее наличие – чистое расточительство: высоко-расположенный груз длиной примерно в 130 м, высотой почти 5 м и весом около 380 т, защищающий только центральную треть ширины корпуса. Однако при внимательном рассмотрении в такой системе прослеживается определенная польза. Во-первых, переборка увеличила жесткость и прочность верхней части корпуса. Во-вторых, ее установка позволила на 15 мм уменьшить толщину палубы в центральной части (на последующих кораблях – на 20 мм), а главное, продольные попадания становились менее опасными, поскольку даже на весьма острых курсовых углах снаряд перед попаданием в палубу в большинстве случаев встречал вертикальную переборку. В результате кораблю по-настоящему угрожал лишь неприятельский огонь строго по диаметральной плоскости.

Фотография. Карманный линкор "Дойчланд" ("Deutschland").Общий вес вертикальной брони “Дойчланда” обычно указывается равным всего 702 т. Очевидно, что в это значение не входит вес всех продольных переборок; скорее всего оно включает лишь вес пояса и поперечных броневых траверзов. Вообще распределение нагрузки в германском флоте значительно отличалось от принятого в других странах. Так, палубы никогда не включались в вес брони, так же как и защита артиллерии.

Единственным элементом, вызывающим недоумение, является расположение бортовой брони по высоте: 80-мм часть пояса располагалась сверху, над ватерлинией, тогда как подводная зона была тоньше на 60%.

Модернизации.

  • В самом начале службы – замена 500-мм торпедных аппаратов на 533-мм, прикрытые легкими броневыми плитами;

  • В 1934 г. – установка КДП 88-мм зенитной артиллерии и одновременно установка спаренных 88-мм пушек вместо одинарных;

  • В ходе ремонта с ноября 1935 г. по январь 1936 г. – установка катапульты и устройства для приема второго гидросамолета;

  • Во второй половине 1937 г., после попадания испанских бомб – укреплены основания дизелей и палуба в районе энергетической установки, что уменьшило вибрацию на больших ходах. Прожекторы по бокам от трубы переставлены с трубчатых подпор на легкий мостик, проходивший по самому верху трубы;

  • В 1938 г. труба снабжена наклонным козырьком;

  • В 1939 г. установлен радиолокатор того же образца, что и на "Адмирале графе Шпее", FuMo-22 с антенной на дымовой трубе;

  • В конце 1939 г. зенитное вооружение дополнено четырьмя 20-мм автоматами MG C/30.

  • В апреле 1940 г., при исправлении последствий торпедного попадания, 88-мм зенитки заменены на 105-мм. Тогда же бывший "Дойчланд", теперь "Лютцов", получил наклонный "атлантический" нос, а общая длина его корпуса увеличилась тем самым примерно на 2 м. Установлено размагничивающее устройство. Усилена легкая зенитная артиллерия (установлены четыре 37-мм спаренных и несколько 20-мм автоматов);

  • В 1942 г. установлен новый радиолокатор наблюдения FuMB-4 позади фор-марса; радиолокатор FuMo-22 заменен на FuMo-26 с двумя антеннами;

  • В 1942 г. козырек на трубе заменен на более высокий и большой, на крыше носовой башни появился счетверенный 20-мм автомат армейского образца, "фирлинг";

  • В 1942 или 1943 г. установлен второй "фирлинг"; тогда же прожектор на мачте-надстройке заменен на одиночный 20-мм автомат;

  • В 1944 г. две антенны радиолокатора FuMo-26 заменены одной;

  • В 1944 г. армейские зенитные автоматы сняты в ожидании аналогичных флотских на стабилизированных лафетах, которые, однако, попали на "Лютцов" не скоро.

  • В последний год войны зенитное вооружение неоднократно менялось и усиливалось. Если в марте 1944 года оно состояло из исходных восьми 37-мм и одиннадцати одиночных 20-мм автоматов, то уже с августа того же года началась постепенная замена пушек обоих типов на одиночные 40-мм «бофорсы» (Flak-28). Часть одиночных 20-миллиметровок уступила место спаренным установкам LM 44 того же калибра, в дополнение появилось три мощных «фирлинга» морской модели со стабилизацией в трех плоскостях. Общее число 20-мм стволов достигло 28: 3 счетверенных, 6 спарок и 4 одиночных. Но и это вооружение не стало окончательным. В соответствии с программой единого перевооружения ПВО в 1945 году на «Лютцове» должно было быть десять 37-мм автоматов новой модели с высокими характеристиками, которыми предполагалось заменить «бофорсы» и уцелевшие 37-мм спарки, но, как и на большинстве других уцелевших крупных кораблей кригсмарине, работы велись медленно и завершены не были.

История создания и службы германских линкоров Второй мировой войны

Данные карманного линкора "Дойчланд"
согласно "Морской Коллекции" "Моделиста-Конструктора"

На первую страницу сайта

 
Интересуют сервера? Где купить windows server 2008, какова его стоимость? Вся информация тут.