Боевые корабли мира

Карманный линкор "Адмирал граф Шпее" ("Admiral Graf Spee"), Германия, 1932 г.

Создан как результат ограничений Версальского договора, согласно которому послевоенная Германия не могла иметь больше 6 кораблей в классе линкоров, причем вновь строящиеся единицы не могли превышать по водоизмещению 10 000 "длинных" тонн, а калибр орудий ограничивался 280-мм (11 дюймов). (Стандартное водоизмещение корабля  составило 12 100 т)

Поскольку было не вполне понятно, к какому классу отнести эти корабли, в Англии для них придумали название "Pocket battleship" – "карманный линкор". В Германии их именовали не менее выразительно – "Schlachtschiff-Vezschnitt" – "линкор-обрез". Официально в германском флоте числились "броненосцами" ("Panzerschiffe").

Всего построено три – "Дойчланд", "Адмирал Шеер" и "Адмирал Граф Шпее" ("Deutschland", "Admiral Scheer" и "Admiral Graf Spee"). Корабли немного отличались друг от друга – "Адмирал Шеер" был на 0,65 м шире и немного тяжелее "Дойчланда"; "Адмирал граф Шпее" был лучше бронирован и превышал по водоизмещению "Дойчланд" и "Адмирал Шеер" – 12 100 т против 11 700 т стандартного водоизмещения.

Заложен 1.10.1932, спущен на воду 30.06.1934, вступил в строй 6.01.1936 г. Строился на государственной военно-морской верфи в Вильгельмсхафене, построечный номер 124.

Назван в честь адмирала Максимилиана фон Шпее – командующего германской крейсерской эскадрой (во время Первой мировой войны), уничтожившей 1 ноября 1914 г. в бою при Коронеле у побережья Чили английские крейсера "Гуд Хоуп" и "Монмут", и погибшего вместе со своей эскадрой 8 декабря 1914 г. у Фолклендских островов в бою с английскими линейными крейсерами "Инвинсибл" и "Инфлексибл". В память о победном бое адмирала у берегов Чили на башенноподобной надстройке корабля появилась готическая надпись "КОРОНЕЛЬ".

Рисунок. Немецкий карманный линкор "Адмирал граф Шпее" ("Admiral Graf Spee").
Крупнее

"Адмирал граф Шпее", 1939 г. В таком виде корабль вступил в свой последний бой.

Полтора года корабль достраивался на плаву. 5 декабря 1935 года начались заводские испытания у стенки, а 6 января 1936 года «броненосец» был принят на службу в кригсмарине. В командование им вступил капитан цур зее Патциг. Последовали пробы в море, завершившиеся лишь к маю, когда «Адмирал граф Шпее» был окончательно введен в строй. На мерной миле в Нойкруге он развил 28,5 узла при водоизмещении 14 100 т и мощности 53 650 л.с. Кренгование показало не вполне достаточную остойчивость: при полном запасе топлива метацентрическая высота составляла 0,67 м – наименьшее значение из всех единиц серии. Выявился ряд недоработок в дизельной установке, которые, впрочем, быстро ликвидировали. Подтвердилась неудачность расположения вспомогательного котла над броневой палубой и компоновки некоторых других элементов оборудования. По-прежнему сильной оставалась вибрация, а вот шум удалось побороть: в этом отношении «Шпее» оказался наиболее удачным из всех «карманных линкоров». Выяснилось, что для продолжительного хода свыше 18 узлов следует брать на борт дополнительный персонал механиков. Комиссия сделала еще несколько замечаний, однако времени для их немедленной реализации не оставалось.

Уже в ходе испытаний линкор совершил несколько учебных плаваний. «Шпее» сразу же была уготована высокая роль: 29 мая он стал флагманом кригсмарине на большом морском параде с участием Гитлера и других высших лиц третьего рейха.

С 20 мая 1936 г. проводились всесторонние испытания навигационного оборудования и электроники, а 6 июня «карманный линкор» вышел в первое дальнее плавание в Атлантику, к острову Санта-Круз. В течение 20-дневного похода продолжались учения и тестирование аппаратуры и устройств, в частности, артиллерии (формально «Шпее» числился в этом походе опытовым артиллерийским судном). По возвращении 26 июня в Вильгельмсхафен учебные занятия продолжились. Осенью корабль принимал участие в маневрах.

16 декабря 1936 года на «Шпее» поднял флаг контр-адмирал фон Фишель, назначенный командующим немецким флотом в испанских водах. Корабль принимал активное участие в гражданской войне в Испании. Пройдя с 14 февраля 1937 года последние приготовления в Киле, 2 марта он взял курс на Бискайский залив. Двухмесячное плавание с посещением многих испанских портов завершилось в Киле 6 мая того же года.

15 мая «Адмирал граф Шпее» как наиболее современный немецкий корабль представлял Германию на рейде в Спитхэде, где состоялся парад в честь британского короля Георга VI с участием боевых судов всех стран. По завершении Спитхэдской недели «Шпее» вернулся на родину.

После пополнения запасов и краткого отдыха «Шпее» вновь вышел в Испанию 23 июня. Но уже 7 августа 1937 года линкор возвратился в Киль. Осенью того же года состоялись небольшие походы в Швецию (с 18 по 20 сентября) и Норвегию (1–2 ноября). В начале 1938 года – непродолжительный выход в испанские воды: покинув Киль 7 февраля, корабль возвратился уже 18-го.

До лета 1938 г. «Адмирал граф Шпее» главным образом стоял в порту, совершая лишь короткие выходы в прибрежные воды. В конце июня – начале июля 1938 года «карманный линкор» совершил еще один выход на Север, в норвежские фиорды. 22 августа участвовал в большом флотском параде, который принимали рейхсфюрер Гитлер и регент Венгрии адмирал Хорти. В ходе этого мероприятия был спущен на воду тяжелый крейсер «Принц Ойген». Осень «Адмирал граф Шпее» провел в дальних походах, совершив два выхода в Атлантику (6–23 октября и 10–24 ноября), посетив испанский порт Виго, португальские порты и Танжер.

С января 1939 года корабль прошел свой первый плановый ремонт в Вильгельмсхафене, завершив его к марту.  Командование кригсмарине планировало большой зарубежный поход под руководством адмирала Бема, в котором должны были принять участие все 3 карманных линкора, крейсера «Лейпциг» и «Кельн», а также эсминцы и подводные лодки. С целью «показа флага» «Адмирал граф Шпее» несколько дней простоял на рейде в Сеуте. Он только успел вернуться на родину и пополнить запасы, как началась Вторая мировая война.

К августу 1939 года «Адмирал граф Шпее» перестал быть самым мощным кораблем флота, однако его роль в возможных боевых действиях оставалась весьма существенной. План, разработанный руководством кригсмарине и одобренный лично Гитлером, предусматривал высылку в море «карманных линкоров» и судов снабжения задолго до начала атаки Польши. Их огромная дальность и возможность пополнять запасы позволяла оставаться в районах ожидания в течение нескольких месяцев с тем, чтобы в зависимости от развития событий либо начать рейдерские действия, либо тихо и мирно вернуться домой.

5 августа 1939 года, почти за месяц до начала войны, судно снабжения «Альтмарк», предназначенное для работы в паре со «Шпее», вышло в Соединенные Штаты, где оно должно было принять дизельное топливо и раствориться в океанских просторах до встречи с «карманным линкором», который, в свою очередь, 21-го числа покинул Вильгельмсхафен под командованием капитана цур зее Г.Лангсдорфа. 24 августа за ним последовал «Дойчланд», «работавший» вместе с танкером «Вестервальд». Оба систершипа стали передовым отрядом немецкого флота в океане, поделив между собой Атлантику: «Адмирал граф Шпее» направился в южную ее часть, а его напарник – на позицию к югу от Гренландии.

«Шпее» удалось пройти незамеченным сначала к берегам Норвегии, а затем и в Атлантику южнее Исландии. Он стал единственным немецким рейдером, прошедшим этим путем, который впоследствии тщательно прикрывали англичане (английские патрульные крейсера заняли позиции только 6 сентября). Плохая погода помогла немцам пройти незамеченными до самого района ожидания. Корабль не спешил, и к 1 сентября, дню начала мировой войны, находился в 1000 милях к северу от островов Зеленого Мыса. В этот день он встретился с «Альтмарком». «Адмирал граф Шпее» передал на «Альтмарк» военную команду, легкое вооружение и два 20-мм орудия, сдав заодно легковоспламеняющиеся грузы и приняв полный запас топлива.

Почти весь первый месяц войны «карманный линкор» двигался малым ходом к экватору, уклоняясь от любого дыма на горизонте и оставаясь необнаруженным. Для маскировки на корабле установили выше носовой башни вторую, из фанеры и парусины, превратив его таким образом в подобие линейного корабля типа «Шарнхорст». Несмотря на примитивность декорации, эта мера впоследствии позволила несколько раз обмануть неискушенных торговых моряков.

25 сентября 1939 г. «Адмирал граф Шпее» получил приказ о начале крейсерских операций. Первым районом действий был выбран северо-восток Бразилии около порта Ресифи. 30 сентября потоплена первая жертва – английское судно "Клемент".

Для операций против немецких рейдеров союзниками было выделено 8 тактических боевых групп, в состав которых номинально вошли 3 линейных крейсера – английский «Ринаун», французские «Дюнкерк» и «Страсбург», авианосцы «Арк Ройял», «Гермес» и «Беарн», 9 тяжелых и 5 легких крейсеров, не считая десятков других боевых единиц (вплоть до линкоров), охранявших трансатлантические конвои. Однако фактически против «Адмирала графа Шпее» действовали 3 британских соединения: крейсерская эскадра под командованием коммодора Хэрвуда (группа «G»), прикрывавшая южноамериканские воды (тяжелые крейсера «Эксетер» и «Камберленд»), группа «Н», базировавшаяся на Кейптаун (тяжелые крейсера «Сассекс» и «Шропшир»), и группа «К» под командованием контр-адмирала Уэллса, наиболее сильная из всех (линейный крейсер «Ринаун» и авианосец «Арк Ройял»).

5 октября захвачен британский пароход «Ньютон Бич». Из доставшихся документов удалось составить достаточно полное впечатление о системе радиопереговоров с торговыми судами и даже получить в исправном виде стандартную английскую рацию, снятую с судна и установленную в рубке «Адмирала графа Шпее». С 5 по 10 октября 1939 г. "карманный линкор" потопил или захватил еще 3 судна. Опасаясь обнаружения, "Адмирал граф Шпее" 28 октября пополнил запас топлива с судна снабжения "Альтмарк" и 4 ноября перешел в Индийский океан, обогнув мыс Доброй Надежды.

9 ноября был поврежден и надолго вышел из строя гидросамолет "Арадо-196".

14 ноября остановлен и потоплен небольшой теплоход-танкер "Африка Шелл". 20 ноября "Адмирал граф Шпее" обогнул южную оконечность Африки в обратном направлении и перешел в Атлантический океан.

2-3 декабря 1939 г. потоплены два английских судна. 6 декабря рейдер пополнил запасы топлива с судна снабжения "Альтмарк" и провел артиллерийско-дальномерные учения, используя в качестве цели свое же судно снабжения. Старший артиллерист, фрегаттен-капитан Ашер, остался недовольным их результатом, поскольку за три с лишним месяца вынужденного безделья персонал системы управления огнем главного калибра заметно дисквалифицировался.

В декабре английский коммодор Харвуд, командовавший поисковой группой "G", принял решение сосредоточить в районе Рио-де-Жанейро – Ла-Плата три корабля группы – тяжелый крейсер "Эксетер" и легкие крейсера "Аякс" и "Ахиллес". 12 декабря 1939 г. эти корабли соединились в 150 милях восточнее устья реки Ла-Плата.

11 декабря 1939 г. бортовой гидросамолет "Адмирала графа Шпее" вновь потерпел аварию и восстановлению не подлежал.

Утром 13 декабря около 6 часов утра "Адмирал граф Шпее" и английские крейсера обнаружили друг друга; на "Шпее" обнаружили верхушки мачт в 5:52, в 6:16 с крейсера "Эксетер", поступило донесение: "Полагаю, что это "карманный линкор". Поначалу английские легкие крейсера были приняты за эсминцы, т.е. командир "Адмирала Шпее" капитан цур зее Ганс Лангсдорф считал, что ведет бой с крейсером и двумя эсминцами.

Этот бой известен как сражение у Ла-Платы. В результате боя "Эксетер" получил тяжелые повреждения, полностью вышел из строя и одно время даже считался погибшим. "Адмирал граф Шпее" сохранил хороший ход и способность вести огонь. На "карманном линкоре" оставалось около трети боезапаса главного калибра и около половины 150-мм снарядов.

К вечеру "Адмирал граф Шпее" пришел в Монтевидео (столица Уругвая). Уругвайская комиссия предоставила германскому линкору 3 дня на исправление повреждений. Британская разведка организовала дезинформацию немцев и создала у них впечатление, что в Буэнос-Айрес идет английская эскадра, в составе которой линейный крейсер "Ринаун" и авианосец "Арк Ройял". В реальности же к оставшимся у англичан двум легким крейсерам вечером 14 декабря присоединился лишь тяжелый крейсер "Камберленд". Капитан "Шпее" Лангсдорф несколько раз связывался со штабом кригсмарине, предложив на выбор интернироваться в Аргентине или затопить корабль; попытка прорыва или гибель в бою даже не предлагалась. В результате совещания между командующим флотом адмиралом Редером и Гитлером Лангсдорф получил приказ уничтожить корабль.

Вечером 17 декабря 1939 г. в 18:00 "Адмирал граф Шпее" вышел из Монтевидео, провожаемый огромной толпой на набережной. Пройдя к устью Ла-Платы, он бросил якорь в 4 милях от берега. Около 20:00 корабль был взорван. Пожары и взрывы на нем продолжались около трех дней. Все 1100 человек команды благополучно прибыли в Буэнос-Айрес. Командир корабля капитан цур зее Ганс Лангсдорф застрелился утром 20 декабря в одном из отелей Буэнос-Айреса.

Большая часть офицеров "Адмирала графа Шпее" разными путями пробрались в Германию, чтобы принять участие в дальнейших боевых действиях.

"Адмирал граф Шпее" затонул на мелком месте, так что над водой возвышались его обгорелые надстройки. Англичане снарядили специальную экспедицию для снятия с него остатков приборов и вооружения, однако из-за шторма операцию пришлось прекратить. С 1942 г. остатки корабля постепенно разобрали на лом. Некоторые части "карманного линкора" и по сей день остаются на месте его гибели в устье Ла-Платы.


[an error occurred while processing this directive]

Герб корабля:

Герб карманного линкора "Адмирал граф Шпее"

[an error occurred while processing this directive]

Тактико-технические характеристики "карманного линкора" "Адмирал граф Шпее".

Водоизмещение стандартное 12 100 т, полное 16 200 т. Длина по ватерлинии 182 м, ширина 21,7 м, осадка при стандартном водоизмещении 5 м, осадка при проектном (12 000 т) водоизмещении 5,6 м, высота корпуса до палубы бака 12,2 м.

Энергетическая установка состояла из 4 групп двигателей, в каждой группе по два 9-цилиндровых двухтактных дизеля  "MAN" M-9Zu42/58 двойного действия, максимальной мощностью по 7100 л.с. при 450 об/мин (максимальная продолжительная мощность 6655 л.с.), и из четырех вспомогательных 5-цилиндровых дизеля M-5Z42/58 максимальной мощностью 1450 л.с. при 425 об/мин. Суммарная мощность всех восьми главных двигателей на гребных валах (с учетом потерь) – 54000 л.с., что обеспечивало скорость хода около 27 узлов
При скорости хода 25 узлов необходимая мощность 33000 л.с., при скорости 19 уз. – 11 000 л.с.

На мерной миле "Адмирал граф Шпее" развил скорость 28,5 узла при водоизмещении 14 100 т и мощности 53 650 л.с.
Дальность плавания со скоростью 20 узлов – 10000 миль, а с экономической скоростью – около 18000 миль.
Испытания показали, что "Адмирал граф Шпее" способен пройти 16300 миль при средней скорости 18,6 узла. При максимальном ходе без форсировки (26 узлов) дальность составляла 7900 миль (больше, чем у многих линкоров конца 30-х гг. при экономическом ходе!)

Электрическая сеть корабля питалась от 8 дизель-генераторов суммарной мощностью каждый 3360 кВт.

Вооружение: Артиллерия главного калибра – 2 x 3 x 280-мм орудий SKC/28 с полной длиной ствола 52,35 калибров (без затвора 49,1 калибра), углы наклона орудий от -10 до +40°, горизонтальные углы наведения – по 145° на борт. Максимальная техническая скорострельность – 3 выстрела в минуту, практическая – не более двух. Начальная скорость снаряда 910 м/с, живучесть ствола – 340 выстрелов полным зарядом (это около трех полных боезапасов). В боекомплект входили три типа снарядов – бронебойный (2,6% взрывчатого вещества), фугасный с замедлением (полубронебойный, 5,65% ВВ) и чисто фугасный (7,8% ВВ). Все снаряды весили одинаково – 300 кг. Стандартный боезапас – от 315 до 360 снарядов на башню (105-120 на ствол), равное число боеприпасов каждого типа. При выполнении специальных заданий структура боезапаса могла меняться.

Артиллерия вспомогательного калибра – 8 150-мм орудий SKC/28 полной длиной ствола 55 калибров (8,2 м). Стрельба велась 45,3-кг снарядами при начальной скорости 875 м/с. Максимальная скорострельность достигала 10 выстрелов в минуту; на практике она зависела от условий питания боеприпасами и не превышала 5-7 залпов в минуту. Живучесть ствола – свыше 1000 залпов полным калибром. Углы наклона ствола от -10 до +35°. Штатный боезапас – 100 снарядов на орудие; впоследствии увеличен в 1,5 раза. Установки вспомогательного калибра были тесными и неудобными внутри, плохо защищали прислугу орудий. Кроме того, вспомогательная артиллерия не имела специального постоянного поста управления огнем.

Зенитная артиллерия: три спаренных 88-мм пушки SKC/31 с длиной ствола 75 калибров в установках C32 с силовым приводом, стабилизированных в трех плоскостях. Стрельба из этих орудий велась унитарными патронами весом 15 кг с тем же 9-кг снарядом, с начальной скоростью 950 м/с.
Позже в этой установке 88-мм орудия заменены на более мощные 105-мм. Новая пушка имела длину ствола 65 калибров и стреляла 15,1-кг снарядом с начальной скоростью 900 м/с.

Также в состав вооружения "карманных линкоров" были включены восемь 37-мм автоматов SKC/30 в спаренных установках L/30, расположенных попарно на крыльях командирского мостика на передней мачте и по бокам от кормового дальномерного поста; имели хорошие углы обстрела. Предусматривалась стабилизация в двух плоскостях, однако на практике система не всегда работала бесперебойно.

Торпедное вооружение – два 533-мм 4-трубных торпедных аппарата, расположенных в кормовой части.

Авиационное вооружение – катапульта, два гидросамолета и посадочный тент Гейма. Практически на борту обычно находилось не более одного гидросамолета, а посадочные устройства были сданы на берег еще до начала войны. В качестве корабельных самолетов использовались поплавковые "хейнкели" He-60, впоследствии – Ar-196 фирмы "Арадо", по многим оценкам – лучший представитель судовой авиации времен Второй мировой войны.

Система управления огнем была необычайно развита для всего двух башен. Она включала три равноценных поста, по одному в боевых рубках и еще один – на топе носовой мачты-надстройки. Дальномерное оборудование включало 6-метровый стереоскопический дальномер в переднем посту и 10-метровые – в двух других. Целеуказание могло осуществляться из двух директоров, располагавшихся в боевой рубке друг за другом по диаметральной плоскости, или из другой пары, на фор-марсе, также размещенной по центральной линии спереди и сзади от 10-метрового дальномера. Еще один директор находился в кормовой рубке рядом с таким же дальномером. Все посты прикрывались 50-мм броней, защищавшей практически от любых осколков, причем наблюдение велось без каких-либо смотровых щелей и окошек, из специальных перископов, едва выступавших над броневой крышей. Данные из постов поступали в два центра обработки, расположенные соответственно под носовой и кормовой рубками глубоко под броневой палубой и оборудованные аналоговыми вычислительными машинами. Дублирование не только дальномерных постов и директоров, но и расчетных централей являлось уникальным для 10 000-тонных кораблей; сравнение их по числу и оборудованию с довольно примитивными средствами английских тяжелых крейсеров демонстрирует полное превосходство немецкого подхода к артиллерийской мощи.

Главный калибр “карманных линкоров” стал на них настолько “главным”, что оставил мало простора для калибра вспомогательного. В принципе 150-мм пушки могли управляться через любой из трех основных постов, с передачей данных в свой пост обработки, также находившийся в трюме. Однако на практике отсутствие специального, пусть даже хуже оборудованного директора приводило к явному пренебрежению нуждами среднего калибра. Отмеченный вычислительный центр использовался также и зенитной артиллерией, которая почти полностью “монополизировала” его, поскольку угроза с воздуха оставалась постоянной. Результатом стала малая полезность 6-дюймовок, в принципе достаточно мощных по баллистическим характеристикам.

Для 88-мм зенитной артиллерии предусматривался зенитный КДП SL 2, стабилизированный в трех плоскостях и позволявший передавать правильные данные при крене до 12°. На "Адмирале графе Шпее" имелось два зенитных КДП по бокам от трубы, что,по мнению специалистов, значительно увеличило эффективность управления огнем. Посты имели собственные 4-м (по другим данным 3-м) стереоскопические дальномеры и средства дистанционного наведения орудий, что вместе с новыми 88-мм и 105-мм зенитками обеспечило достаточно сильную ПВО “карманных линкоров”.

Что касается автоматов, то при относительно удачных зенитных установках немцы пользовались, мягко говоря, не слишком совершенными системами управления ими. Автоматы стреляли под местным управлением, иногда с использованием  однометровых переносных дальномеров.

Помимо перечисленных главных постов для действий ночью предусматривалось командование кораблем со специального мостика, расположенного над командирским. Там были сосредоточены специальные просветленные морские бинокли и перископы, а поскольку при ночной стрельбе главным фактором являлась быстрота реакции, то тут же находились два дополнительных поста управления огнем, имевших упрощенное оборудование, но позволявших вести дистанционную стрельбу главным калибром. На том же мостике, в передней его части, помещался директор управления прожекторами и два це-леуказателя для стрельбы осветительными снарядами. На кораблях находилось еще 4 директора для наведения прожекторов, по 2 на каждую сторону от главной и кормовой боевых рубок. На “Адмирале графе Шпее” они могли управлять действием 6 полутораметровых “фонарей” фирмы “Сименс-Шуккерт”, 4 из которых располагались попарно по сторонам дымовой трубы, а еще два – на башенноподобной надстройке по бокам.

На “карманных линкорах” рано появилось и радиолокационное оборудование. “Шеер” и “Шпее” были оборудованы радарами FuMo-22. Характеристики немецких приборов к началу войны оставались довольно низкими (хотя и не уступали в то время английским): дальность не свыше 7-8 миль при точности по углу около 5°, что позволяло использовать их только для обнаружения крупных надводных целей.

Система бронирования "карманных линкоров" является одной из наиболее интересных отличительных характеристик этих своеобразных кораблей. Она полностью отходит от принятых в германском флоте времен первой мировой войны канонов и не имеет аналогов среди зарубежных кораблей класса крейсеров. Формальные цифры толщины брони борта и палубы, обычно приводимые в справочниках, в данном случае мало что говорят о действительной эффективности защиты. Несмотря на значительный интерес к “карманным линкорам” и относительную открытость данных по ним после окончания второй мировой войны, в различных источниках, в том числе немецких, имеются значительные расхождения в цифрах, которые иногда просто невозможно объяснить. Вместе с тем отличия в бронировании – наиболее существенные среди всех технических характеристик “Дойчланда”, “Шеера” и “Шпее” – настолько важны, что по данному параметру корабли едва ли можно считать одной серией, скорее последовательными вариантами реализации одной и той же идеи.

Основными элементами системы бронирования на “карманных линкорах” являлись наклонный пояс, броневая палуба, верхняя и нижняя броневые переборки. Броневой пояс имел по разным данным наклон 12° – 13,5° нижней кромкой в глубь корпуса.

На третьем "карманном линкоре", “Адмирале графе Шпее”, схема бронирования подверглась очередной ревизии. (См. "Дойчланд"). Наиболее существенным стал возврат к более узкому поясу, который теперь возвышался над уровнем броневой палубы менее чем на 1 м, то есть был уже, чем на “Дойчланде”, не говоря уже о “Шеере”. Различия в высоте пояса на “карманных линкорах” отчетливо видны на фотографиях. Значения толщины брони в различных источниках находятся в противоречии друг с другом. Большинство монографий и справочников немецких авторов приводят значение 80 мм, однако есть прямые указания на то, что на последнем “броненосце” вернулись к тому же варианту, что и на “Дойчланде”: 80-мм верхний ряд плит (который к тому же стал уже) и 50-мм нижний ряд на уровне ватерлинии и ниже ее. Напротив, британский историк М.Уитли утверждает, что бортовая броня “Шпее” имела толщину 100 мм по всей высоте и длине пояса, простиравшегося от 30-го до 148-го шпангоута, заканчиваясь поперечными траверзами такой же толщины. Приведенные М.Уитли данные кажутся гораздо более убедительными, чем сомнительный возврат к схеме “Дойчланда”, тем более что они имеют серьезную мотивировку. Общий вес брони на “Графе Шпее” заметно увеличился по сравнению с предшественниками, достигнув 3000 т – 25% от стандартного водоизмещения, что соответствует лучшим образцам тяжелых крейсеров последнего поколения – таким, как итальянские “Пола” и французский “Альжери”. Рост веса пояса при одновременном уменьшении ширины логически приводит к выводу о большей его толщине. Косвенным подтверждением такой точки зрения служат воспоминания артиллерийского офицера “Шпее” о бое при Ла-Плате. Он пишет, что снаряд с “Эксетера” пробил 140 мм брони и взорвался на броневой палубе, что как раз соответствует 100-мм поясу и 40-мм верхней переборке. Еще одним изменением в вертикальной защите стало продление 40-мм нижней (противоторпедной) продольной переборки до внешней обшивки двойного дна.

Значительно усилилась и горизонтальная защита, общий вес ее вплотную приблизился к 700 т. Опять-таки полные данные по распределению брони отсутствуют. По наиболее распространенным немецким данным, перекочевавшим в большинство современных справочников, различия между “Шеером” и “Шпее” минимальны. В соответствии с ними центральная часть палубы между верхними продольными переборками осталась 20-миллиметровой — так же, как промежуток между верхними и нижними переборками, а единственное улучшение заключалось в расширении броневой палубы до самого борта, причем зона между нижней продольной переборкой и бортом прикрывалась 30-мм листами. Столь незначительные изменения никак не могут объяснить более чем полуторный рост веса броневой палубы, которая на “Шеере” весила 475 т. На оригинальном чертеже поперечного разреза по кормовому броневому траверзу (29-й шпангоут на изломе полубака) указана 70-мм броневая палуба. Более того, зоны между бортом и противоторпедной переборкой там же обозначены как 100-миллиметровые. Однако прироста веса горизонтального бронирования явно недостаточно для того, чтобы скомпенсировать увеличение ее толщины с 40 до 70 мм на всем протяжении, в особенности с учетом дополнительного бронирования зон у борта (30 мм). При средней ширине корпуса в районе миделя 20 м для этого требуется около 5 т на 1 м длины корабля. Наиболее вероятно, что 70-мм плиты применяли только для прикрытия от борта до борта той зоны погребов, где кончались верхние продольные переборки.

Модернизации.

"Адмирал граф Шпее" практически не модернизировался, поскольку погиб уже в 1939 году.

  • В 1938 г. шесть спаренных 88-мм зенитных орудий заменены на шесть 105-мм на тех же лафетах. Установлен радиолокатор FuMo-22 с антенной на фор-марсе, грани фор-марса закруглены. Перестроена башенноподобная боевая мачта. На ее платформе остался один прожектор, два других демонтированы.

По иронии судьбы последний и меньше всех проживший “карманный линкор” должен был стать объектом самой обширной перестройки по сравнению со своими собратьями. Несколько совещаний в течение 1937 года с участием высших чинов флота и специалистов по кораблестроению привели к выводу о необходимости существенных изменений прежде всего в форме корпуса. (Мореходность оставалась больным местом всех германских боевых судов). Адмиралы и инженеры пришли к согласию по следующим вопросам: корабли должны получить более высокий “атлантический” форштевень с плавным понижением линии борта вплоть до передней башни, а корму следует уширить. Расплатой за увеличение нагрузки могла служить замена башенноподобной надстройки на трубчатую мачту, использование успокоительных цистерн Фрама для хранения топлива, удаление посадочных тентов, перемещение прожекторов и, наконец, изменение состава вооружения. Все перечисленные меры были так или иначе испробованы впоследствии с достаточно хорошим результатом, кроме последней. Командующий линейными силами адмирал Карле категорически не желал соглашаться с уменьшением числа 150-мм орудий вдвое, тем более что выигрыш в весе оказывался незначительным. Тогда всплыл первоначальный вариант “карманного линкора” с универсальной вспомогательной артиллерией. Место восьми 150-мм и шести 105-мм пушек должны были занять четырнадцать 127-мм в спаренных установках, из которых по три располагались бы по бортам, а еще одна – в диаметральной плоскости, вместо возвышенной зенитной установки. Это давало бы 8 орудий на борт для стрельбы как по морским, так и по воздушным целям, практически уравнивая немецкие броненосцы с американскими тяжелыми кораблями –   признанными лидерами в отношении ПВО. Кроме того, единый калибр позволял высвободить почти 100 человек и дополнительные объемы в погребах для патронов к автоматам, а также забронировать подачи универсальных установок.

Проекты модернизации по корпусу рассматривались почти 12 месяцев, и в результате наиболее предпочтительным оказался самый смелый из них, предусматривавший не только изменение формы носа, но и увеличение ширины и длины корабля. В сущности не такая уж значительная добавка веса в 500 т позволяла одновременно увеличить остойчивость, мореходность и скорость на целых 2 узла! Из этих несколько ошеломляющих расчетов следует, насколько невыгодными были формы и размеры, диктовавшиеся жесткими рамками ограничения водоизмещения. Общий рост нагрузки предполагался примерно в 750 т, из которых 200 т приходилось на новое оборудование и добавочную противоосколочную защиту. Напряженная международная обстановка не позволила реализовать этот интересный замысел, а начавшаяся мировая война окончательно похоронила его.

Купить модель линкора 'Адмирал граф Шпее' ((пр-во Matchbox)

Фотографии этого корабля

Описание боя у Ла-Платы

История создания и службы германских линкоров Второй мировой войны

Данные "карманных линкоров"
типа "Дойчланд"
согласно "Морской Коллекции" "Моделиста-Конструктора"

На первую страницу сайта