Боевые корабли мира

История создания и службы германских линкоров
Второй мировой войны.

Поражение в первой мировой войне, казалось бы, окончательно вычеркнуло Германию из претендентов на морское господство. Согласно Версальскому договору немцам разрешалось иметь в строю корабли водоизмещением до 10 тыс. т с орудиями калибром не более 11 дюймов. Поэтому им пришлось распрощаться с надеждой сохранить даже самые первые свои дредноуты и довольствоваться лишь безнадежно устаревшими броненосцами типа “Дойчланд” и “Брауншвейг”. Когда же появилась возможность заменить последние на корабли новых проектов (а это разрешалось делать не ранее чем через 20 лет их нахождения в строю), именно эти “версальские” ограничения и привели к появлению необычных во всех отношениях “капитальных” кораблей типа “Дойчланд”.

При его создании немцы исходили из того, что новый корабль в первую очередь будет использоваться на вражеских коммуникациях в качестве рейдера. Успешные действия в 1914 году “Эмдена” и “Кенигсберга” против британского судоходства вместе с тем наглядно показали, что слабое вооружение легких крейсеров не оставляет им шансов при появлении более серьезного противника. Поэтому “Дойчланд” должен быть сильнее любого неприятельского тяжелого крейсера и одновременно быстроходнее любого линкора. Идея эта, прямо скажем, не нова, но попытки реализовать ее ранее редко приводили к желаемому результату. И только немцам удалось наконец воплотить ее в металле наиболее близко к замыслу. “Дойчланды” при весьма ограниченном водоизмещении получили мощное вооружение, приличную (по крейсерским меркам) защиту и огромную дальность плавания. В германском флоте новые корабли официально классифицировались как броненосцы (panzerschiffe), по сути были тяжелыми крейсерами, но из-за чрезмерно мощной артиллерии главного калибра остались в истории мирового кораблестроения как “карманные линкоры”.

Действительно, вооружение “Дойчланда” — две трехорудийные 11-дюймовые башни да еще 8 шестидюймовок в качестве среднего калибра — выглядело вполне “линкоровским”. Новая 283-мм пушка (немцы официально называли ее “28-см”, и поэтому в литературе она часто значится как 280-мм) — с длиной ствола в 52 калибра и углом возвышения в 40° могла стрелять 300-кг снарядами на дальность 42,5 км. “Впихнуть” такую артиллерию в крейсерские размеры позволили, во-первых, всемерное облегчение корпуса за счет широкого внедрения электросварки и, во-вторых, использование принципиально новых двигателей — четырех спаренных дизельных установок с гидравлической передачей. В результате в проекте осталось место и на броневой пояс толщиной 60—80 мм, и на противоторпедную защиту шириной около 4,5 м (вместе с булями), завершавшуюся 40-мм продольной переборкой.

Вступление в строй головного “карманного линкора” совпало с приходом к власти Гитлера и вылилось в шумную пропагандистскую кампанию, призванную внушить обывателю, будто возрождение германского флота началось с создания “лучших в мире” кораблей. В действительности эти утверждения были далеки от истины. При всей своей оригинальности “Дойчланд” и последовавшие за ним “Адмирал Шеер” и “Адмирал граф Шпее” по броневой защите превосходили далеко не все “вашингтонские” крейсера, а по скорости уступали всем в среднем на 4-5 узлов. Мореходность “карманных линкоров” поначалу оказалась неважной, из-за чего им пришлось срочно переделывать носовую часть корпуса. В довершение всего следует отметить, что их реальное стандартное водоизмещение превышало декларируемое (10 тыс. т) на 17-25%, а полное на “Адмирале графе Шпее” вообще достигло 16020т!

Очевидная ограниченность возможностей “карманных линкоров” в свете заявленной Гитлером новой морской доктрины вынудила отказаться от строительства еще трех однотипных кораблей в пользу полноценных линкоров. В июне 1935 года в Лондоне был заключен договор, позволявший Германии иметь флот, составлявший 35% от британского. Одержав дипломатическую победу, немцы теперь могли строить линкоры вполне легально.

Создание кораблей шло под личным контролем фюрера. Именно его принято считать автором новой роли, предписанной бронированным гигантам кригсмарине в назревавшей войне. Дело в том, что, будучи не в состоянии тягаться с британским флотом в генеральном сражении, фашисты предполагали использовать свои линкоры в качестве океанских рейдеров. Именно в действиях могучих кораблей против транспортного судоходства Гитлеру виделась возможность поставить “владычицу морей” на колени.

По совокупности параметров “Шарнхорст” и “Гнейзенау” нередко (и вполне справедливо) называют линейными крейсерами. Однако их преемственность со своими выдающимися предками — “Дерфлингером” и “Макензеном” — весьма условна. Проект “Шарнхорста” в большей степени ведет свою родословную от “карманных линкоров”. Единственное, что конструкторы позаимствовали у кайзеровских линейных крейсеров, так это схему бронирования. В остальном же “Шарнхорст” — просто выросший до нормальных размеров “Дойчланд” с третьей 283-мм башней и паротурбинной установкой.

Броневая защита “Шарнхорста” по схеме была старомодной, но в то же время очень мощной. Вертикальный пояс из 350-мм цементированной брони крепился снаружи и мог противостоять 1016-кг 406-мм снарядам на дальностях более 11 км. Выше находился дополнительный 45-мм пояс. Броневых палуб было две: 50-мм верхняя и 80-мм (95-мм над погребами) нижняя со 105-мм скосами. Общий вес брони достиг рекордной величины — 44% от нормального водоизмещения! Противоторпедная защита имела в среднем ширину 5,4 м на каждый борт и отделялась от корпуса наклонной 45-мм переборкой.

283-мм орудия модели SKC-34 по сравнению с предыдущей моделью SKC-28 были несколько усовершенствованы: длина ствола увеличилась до 54,5 калибра, что позволило более тяжелому 330-кг снаряду обеспечить ту же дальность стрельбы — 42,5 км. Правда, Гитлер был недоволен: он считал германские корабли периода первой мировой войны явно недовооруженными и требовал установить на “Шарнхорсте” 380-мм орудия. Лишь нежелание надолго затягивать вступление линкоров в строй (а новое вооружение задержало бы их готовность минимум на год) вынудило его пойти на компромисс, отодвинув перевооружение кораблей на момент их будущих модернизаций.

Весьма странным выглядит смешанное размещение средней, артиллерии в двухорудийных башнях и палубных щитовых установках. Но этот факт объясняется очень легко: последние уже были заказаны для несостоявшихся 4-го и 5-го “карманных линкоров”, и конструкторы “Шарнхорста” просто “утилизировали” их.

Уже в ходе строительства “Шарнхорста” и “Гнейзенау” стало ясно, что попытки международного сообщества ограничить гонку морских вооружений потерпели фиаско. Ведущие морские державы немедленно приступили к проектированию сверхлинкоров, и немцы, естественно, не остались в стороне.

В июне 1936 года на верфях Гамбурга и Вилгельмсхафена заложили “Бисмарк” и “Тирпиц” — крупнейшие боевые корабли из когда-либо строившихся в Германии. Хотя официально было заявлено, что водоизмещение новых линкоров составляло 35 тыс. т, в действительности это значение превышалось чуть ли не в полтора раза!

Конструктивно “Бисмарк” во многом повторял “Шарнхорст”, но принципиально отличался прежде всего артиллерией главного калибра. 380-мм пушка с длиной ствола в 52 калибра могла выпускать 800-кг снаряды с начальной скоростью в 820 м/с. Правда, за счет снижения максимального угла возвышения до 30° дальность стрельбы по сравнению с 11-дюймовкой уменьшилась до 35,5 км. Впрочем, и это значение считалось избыточным, так как вести бой на таких дистанциях тогда казалось невозможным.

Бронирование отличалось от “Шарнхорста” в основном увеличением высоты главного пояса и утолщением верхнего пояса до 145 мм. Палубная броня, как и ширина противоторпедной защиты, осталась прежней. Примерно то же можно сказать и об энергетической установке (12 котлов Вагнера и 3 четырехкорпусных турбозубчатых агрегата). Относительный вес брони несколько уменьшился (до 40% от водоизмещения), но это нельзя назвать недостатком, поскольку соотношение между защитой и вооружением стало более сбалансированным.

Но даже такие гиганты, как “Бисмарк” и “Тирпиц”, не смогли удовлетворить растущие амбиции фюрера. В начале 1939 года он утвердил проект линкора типа “Н” полным водоизмещением свыше 62 тыс.т, вооруженного восемью 406-мм орудиями. Всего предполагалось иметь 6 таких кораблей; два из них успели заложить в июле-августе. Однако вспыхнувшая война перечеркнула планы нацистов. Программы строительства надводных кораблей пришлось свернуть, и в сентябре 1939-го Гитлер мог противопоставить 22 английским и французским линкорам и линейным крейсерам лишь “11-дюймовые” “Шарнхорст” и “Гнейзенау” (“карманные линкоры” не в счет). Немцам приходилось уповать лишь на новую рейдерскую тактику.

Первую совместную корсарскую операцию “Шарнхорст” и “Гнейзенау” выполнили в ноябре 1939 года. Итогом ее стало потопление английского вспомогательного крейсера “Равалпинди” — бывшего пассажирского лайнера, вооруженного старыми пушками. Успех был, мягко говоря, скромным, хотя геббельсовская пропаганда раздула этот неравный поединок до масштабов крупной морской победы, а в серии “Библиотека немецкой молодежи” даже выпустили отдельную книжку под названием “Конец “Равалпинди”.

В апреле 1940 года оба систершипа обеспечивали прикрытие германского вторжения в Норвегию и впервые вступили в бой с достойным противником — линейным крейсером “Ринаун”. Дуэль протекала в условиях плохой видимости и продолжалась с перерывами более двух часов. “Гнейзенау” добился двух попаданий в англичан, но и сам получил тоже два 381-мм снаряда, один из которых заставил замолчать кормовую башню. В “Шарнхорст” попаданий не было, но его носовая башня также вышла из строя из-за повреждений, вызванных штормом.

Вскоре в норвежских водах произошел еще один бой, получивший огромный резонанс в военно-морских флотах всего мира. 8 июня “Шарнхорст” и “Гнейзенау” наткнулись на британский авианосец “Глориес”, шедший в сопровождении эсминцев “Ардент” и “Экаста”. Используя радар, немцы открыли огонь с дальности 25 км и быстро добились попаданий, повредивших полетную палубу и не позволивших поднять в воздух самолеты. “Глориес” загорелся, перевернулся и затонул. Пытаясь спасти авианосец, эсминцы отважно ринулись в самоубийственную атаку. Оба были расстреляны, но все же одна торпеда с “Экасты” поразила “Шарнхорст”. Линкор принял более 2500т воды и получил крен в 5° на правый борт; две артиллерийские башни — кормовая 283-мм и одна 150-мм — вышли из строя; скорость хода резко уменьшилась. Все это несколько смазало несомненный успех операции.

Результаты первого боя линкоров с авианосцем воодушевили адмиралов с консервативными взглядами на ведение морской войны, но, увы, ненадолго. Очень скоро стало ясно, что расстрел “Глориеса” — всего лишь трагическое совпадение, исключение из правил...

Звездный час “Шарнхорста” и “Гнейзенау” — их совместный “океанский вояж” в январе — марте 1941 года. За два месяца пиратства в Атлантике они захватили и потопили 22 союзных парохода общим тоннажем свыше 115 тыс.т и безнаказанно возвратились в Брест.

Но затем фортуна отвернулась от немцев. Находясь во французских портах, линкоры начали подвергаться массированным воздушным атакам. Едва удавалось завершить исправление одних повреждений, как английские бомбы причиняли новые. Пришлось уносить ноги. Прорыв через Ла-Манш в Германию в феврале 1942 года стал последней совместной операцией гитлеровских сверхрейдеров.

В ночь на 27 февраля только что прибывший в Киль “Гнейзенау” был поражен английской 454-кг бронебойной бомбой в район первой башни. Взрыв вызвал огромные разрушения и пожар (вспыхнули сразу 230 пороховых зарядов главного калибра). 112 моряков были убиты, 21 ранен. Линкор отбуксировали в Готенхафен (Гдыню) для ремонта. В ходе последнего, кстати, предполагали заменить главную артиллерию на шесть 380-мм орудий. Увы, эти планы остались на бумаге. В январе 1943 года все работы прекратили, а 27 марта 1945-го остов “Гнейзенау” был затоплен с целью загородить входной фарватер.

“Шарнхорст” после продолжительного ремонта (а он во время ла-маншского прорыва подорвался на двух минах) перешел в Норвегию, где затем преимущественно отстаивался во фьордах. 26 декабря 1943 года он под флагом адмирала Эриха Бея при попытке атаковать союзный конвой JW-55B был перехвачен английскими крейсерами. Первое же попадание с крейсера “Норфолк” вывело из строя немецкий радиолокатор, что в условиях полярной ночи привело к фатальным последствиям. Вскоре к крейсерам присоединился линкор “Дюк оф Йорк”, и положение “Шарнхорста” стало безнадежным. После упорного сопротивления изувеченный тяжелыми снарядами рейдер добили торпеды британских эсминцев. Англичане подобрали из воды 36 человек — остальные 1932 члена экипажа фашистского линкора погибли.

“Бисмарк” и “Тирпиц” вошли в строй кригсмарине уже в ходе войны. Первый боевой поход для головного корабля оказался последним. Начало операции, казалось бы, складывалось успешно: неожиданная гибель “Худа” на восьмой минуте боя 24 мая 1941 года повергла британских адмиралов в шок. Однако и “Бисмарк” получил роковое попадание 356-мм снаряда, нырнувшего под броневой пояс. Корабль принял около 2 тыс.т воды, вышли из строя два паровых котла, скорость уменьшилась на 3 узла. Дальнейшее хорошо известно. Через три дня фашистский линкор пошел ко дну. Из находившихся на его борту 2092 человек спаслось 115. Среди погибших оказался и адмирал Лютьенс — бывший герой атлантического рейда “Шарнхорста” и “Гнейзенау”.

(См. описание боя между "Худом" и "Бисмарком")

(См. фотографии линкора "Бисмарк" и его боев)

“Тирпиц” после гибели систершипа немцы использовали крайне осторожно. Собственно говоря, на его счету тоже всего одна боевая операция — почти безрезультатный поход к Шпицбергену в сентябре 1942 года. Остальное время сверхлинкор прятался в норвежских фьордах и методически “избивался” английской авиацией. Кроме того, 11 сентября 1943 года он получил сильнейший удар из-под воды: британские сверхмалые субмарины X-6 и X-7 подорвали под его днищем 4 двухтонные мины. Выйти своим ходом в море последнему гитлеровскому линкору больше не довелось…

Следует отметить, что в морской исторической литературе “Бисмарк” и “Тирпиц” нередко именуют чуть ли не самыми мощными линкорами в мире. Причин тому несколько. Во-первых, так заявляла пропаганда нацистов. Во-вторых, ей подыгрывали англичане, дабы оправдать не всегда успешные действия своего многократно превосходящего по силе флота. В-третьих, рейтинг “Бисмарка” сильно повысила, в общем-то, случайная гибель “Худа”. Но в действительности на фоне своих собратьев германские сверхлинкоры выделялись не в лучшую сторону. По бронированию, вооружению и противоторпедной защите они уступали и “Ришелье”, и “Литторио”, и “Саут Дакоте”, не говоря уже о “Ямато”. Слабыми местами “немцев” были капризная энергетика, “неуниверсальность” 150-мм артиллерии, несовершенные радиолокационные средства.

Что же касается “Шарнхорста”, то он обычно подвергается критике, что опять-таки не совсем справедливо. Хотя он и обладал теми же недостатками, что и “Бисмарк” (к которым поначалу добавлялась неважная мореходность, заставившая перестроить носовую часть корпуса), но благодаря меньшим размерам в соответствии с критерием “стоимость-эффективность” он заслуживает неплохой оценки. К тому же надо учитывать, что это был второй в мире (после “Дюнкерка”) .осуществленный проект быстроходного линкора, по времени опередивший своих более мощных “братьев по классу”. А если бы “Шарнхорст” удалось перевооружить шестью 380-мм орудиями, то он вообще мог бы считаться очень удачным линейным крейсером, превосходящим британский “Рипалс” почти по всем параметрам.

(Статья С.Балакина из журнала “Моделист-Конструктор).

Германские линкоры
времен Второй мировой войны

На первую страницу