Боевые корабли мира

История создания и службы германских крейсеров Второй мировой войны.

По Версальскому мирному договору побежденная Германия получила право иметь в составе действующих сил шесть легких крейсеров. Первым немецким военным кораблем среднего водоизмещения, построенным после заключения мира, стал легкий крейсер “Эмден”, сошедший на воду в 1925 году. Это был заурядный корабль, мало чем отличавшийся от легких крейсеров типа “Эмден-lI”, строившихся в конце первой мировой войны: примерно такие же водоизмещение, мощность, скорость и вооружение при несколько лучшей броневой защите.

В дальнейшем этот корабль использовался для подготовки офицерских кадров: с 1926 года до начала войны он совершил девять заграничных учебных плаваний. В то время как немецкая военщина готовила кадры для будущего флота, заправилы германской промышленности в обход требований стран-победительниц тайно готовились к открытой гонке вооружений. “Первый заказ на пушки, выполненный фирмой “Рейнметалл” после 1918 года, — хвастал в 1943 году один из ее руководителей, — был предназначен для крейсеров “Кёнигсберг”, “Карлсруэ”, “Кёльн”, “Лейпциг” и “Нюрнберг”. Мы выполнили этот заказ, к полному удовлетворению немецкого военного флота, и в то же время проложили путь в деле строительства в Германии трехорудийных башен”.

И действительно первые в истории германского флота трехорудийные башни появились именно на трех однотипных крейсерах — “Карлсруэ”, “Кёнигсберг” и “Кёльн”, спущенных на воду в 1927-1928 годах. На них же опробовалась еще одна новинка — дизели для экономического хода.

Два таких двигателя мощностью по 900 л.с. были установлены в общем помещении позади машинных отделений, и каждый из них через зубчатую передачу и гидравлическую муфту можно было подключать к валу турбины.

Тогда считали, что, идя только на дизелях, крейсер приобретет большую дальность плавания. На практике же при этом все равно приходилось нередко держать в готовности и турбины. Когда же корабль шел на турбинах, крейсерские дизели оказывались лишним балластом.

Однако, мечтая о грядущих крейсерских операциях на дальних океанских коммуникациях, немецкие адмиралы настаивали на дальнейшем совершенствовании комбинированной силовой установки, и через два года на воду сошел новый легкий крейсер “Лейпциг”, у которого паровые турбины и дизель сочетались более гармонично за счет трехвапьной установки. Два внешних винта приводились в действие турбинами мощностью по 33 тыс. л. с. каждая, а средний винт — четырьмя двухтактными дизелями суммарной мощностью 12400 л. с.

По остальным показателям “Лейпциг” почти не отличался от своих предшественников: при водоизмещении 6980 т он нес такое же вооружение и броневую защиту, но имел большую дальность плавания — 5700 миль вместо 5200.

Затем в постройке легких крейсеров в Германии произошел пятилетний перерыв. А уже в декабре 1934 года стало известно, что немцы спустили на воду новый крейсер — “Нюрнберг”. К моменту ввода этого корабля в строй никаких данных по нему опубликовано не было, и лишь позднее выяснилось: “Нюрнберг” — увеличенная модификация “Лейпцига” с более совершенной зенитной артиллерией.

С 1935 года Германия сбрасывает все ограничения Версальского мира и приступает к постройке тяжелых крейсеров как раз в момент, когда другие страны перестали ими заниматься, сосредоточившись на строительстве легких крейсеров. К этому времени все предыдущие морские соглашения утратили силу, и немцы смогли беспрепятственно достичь более рационального сочетания калибра главной артиллерии, бронирования и водоизмещения.

Немцы тщательно скрывали все, что касалось тяжелых крейсеров. Говоря о водоизмещении, они называли цифру 10 тыс., хотя, как потом выяснилось, оно было более 13 тыс. т, скорость полного хода составляла около 32 узлов, а мощность силовой установки —- свыше 100 тыс. л. с.

Благодаря такой засекреченности англичане долгое время считали, что речь идет об увеличенном варианте “Нюрнберга” с дополнительной трехорудийной башней 150-мм калибра. И для них весьма неприятным сюрпризом стало сообщение о том, что в апреле 1939 года в строй немецкого флота вступил “Адмирал Хиппер” — тяжелый крейсер, вооруженный восемью 203-мм орудиями. За ним последовали “Блюхер” и “Принц Ойген” (“Принц Евгений”), а в 1939 году сошли на воду “Зейдлиц” и “Лютцов”, Однако достройка последних двух кораблей приостановилась в 1939 году: их корпуса стояли у стенки с погруженными, но не смонтированными механизмами.

В это время была достигнута договоренность о продаже Советскому Союзу “Лютцова” за 104 млн. рейхсмарок, причем немцы обязались достроить его в Советском Союзе и в согласованные сроки укомплектовать недостающим оборудованием, вооружением и боеприпасами. Недостроенный крейсер был переведен в Ленинград. Поставки недостающего оборудования в 1940 году вначале шли исправно, по согласованному графику, но с начала 1941 года начались перебои. До нападения Германии на Советский Союз фирма поставила лишь половину артиллерии главного калибра, но при этом — полный боезапас к орудиям. В связи с блокадой Ленинграда достройка крейсера, переименованного в “Петропавловск” (с 1 сентября 1944 г. — “Таллин”), была прекращена и он использовался при обороне города как плавучая батарея.

Не вошел в строй и оставшийся у немцев “Зейдлиц”, Они пытались превратить его в авианосец, но переделка не удалась, и в конечном итоге “Зейдлиц” был затоплен в Кенигсберге при приближении Советской Армии. Три же остальных тяжелых крейсера вкупе с шестью легкими составили все крейсерские сипы фашистской Германии во второй мировой войне. И, прямо скажем, судьба этой девятки оказалась бесславной.

Из легких крейсеров, как мы знаем, первыми нашли свою погибель в Норвежской операции “Кёнигсберг” и “Карлсруэ”. Но первыми получили боевые повреждения во второй мировой войне не они, а крейсер “Лейпциг”: в декабре 1939 года, прикрывая эсминцы, ставившие мины у восточных берегов Англии, он был поражен торпедой английской подводной лодки “Салмон” и после .долгого ремонта отправлен на Балтику. Здесь он присоединился к трем другим легким крейсерам — “Нюрнбергу”, “Эмдену” и “Кёльну”, переведенным в Балтийское море поспе минных постановок в Северном море и участия в Норвежской операции.

Если не считать скорой гибели “Блюхера”, то карьера тяжелых крейсеров поначалу складывается более удачно. Так, первой операцией “Принца Ойгена”, вступившего в строй в августе 1940 года, стал рейд в Северную Атлантику в мае 1941 года, в котором он сопровождал крупнейший фашистский линкор “Бисмарк”. В этом рейде “Бисмарк” был потоплен англичанами (про этот бой см. также вот тут), а “Принц Ойген” сумел оторваться от преследования и добраться до французского порта Брест.

Отсюда в феврале 1942 года он вместе с линкорами “Гнейзенау” и “Шарнхорст” средь бела дня прорвался через Ла-Манш в Киль и сразу же был направлен в норвежские воды. 23 февраля 1942 года его настигла торпеда “крейсеробойца” — английской подводной лодки “Труант”, и после ремонта “Принц Ойген” оказался тоже на Балтике.

Головной корабль серии тяжелых крейсеров “Адмирал Хиппер” накануне вторжения в Норвегию на пути к Тронхейму встретил в море английский эсминец “Гпоуорм”, предпринявший отчаянную попытку таранить врага. Отважный корабль нанес “Хипперу” повреждения, но был расстрелян орудиями крейсера и пошел ко дну. В дальнейшем при захвате Тронхейма “Адмирал Хиппер” получил несколько артиллерийских попаданий и стал на ремонт.

Позже судьба как будто начала улыбаться фашистскому корсару: в 1941-1942 годах за восемь месяцев рейдерства в Северной Атлантике он потопил 12 судов союзников общим водоизмещением 66 тыс. т. Но в декабре 1942 года разыгралось знаменитое сражение в Баренцевом море, когда конвой, охраняемый одними только английскими эсминцами, сумел отбиться от “карманного линкора” “Лютцов” и тяжелого крейсера “Хиппер” и дождаться подхода главных сил. Эта неудача привела Гитлера в неописуемую ярость и побудила его сгоряча отдать приказ о списании на слом всех тяжелых надводных кораблей немецкого флота. Однако вскоре он передумал, сменил лишь главнокомандующего флотом, а “Адмирала Хилпера” велел перевести на Балтику, где в 1944 году собрались остатки фашистской крейсерской эскадры.

Именно здесь в октябре 1944 года “Принц Ойген” в густом тумане случайно таранил потерявший ход “Лейпциг” неподалеку от Гдыни. Целых 14 часов потребовалось фашистам для того, чтобы развести корабли и приступить к буксировке тяжело поврежденного “Лейпцига” в один из датских портов. Там он и капитулировал в мае 1945 года. Год спустя этот корабль был затоплен союзниками в Северном море с грузом отравляющих веществ. Такая же участь постигла “Эмден”, затопленный после бомбардировки в Киле, “Кёльн”, затонувший от бомб а Вильгельмсхафене, и “Адмирала Хиппера”, затопленного неподалеку от Киля с грузом запасных частей для подводных лодок.

Нюрнберг” и “Принц Ойген” сдались в Копенгагене. Последний попал к американцам и был включен в состав подопытной эскадры из 87 кораблей, которая должна была подвергнуться действию взрывов атомных бомб у атолла Бикини. Выдержав надводный и подводный взрывы летом 1946 года, “Принц Ойген” получил, однако, такие повреждения, что через несколько месяцев сам затонул у атолла Кваджалейн...

(На основе статьи Г.Смирнова и В.Смирнова
из журнала “Моделист-Конструктор”)

Тяжелый крейсер "Адмирал Хиппер"

Германские крейсера Второй мировой войны

На первую страницу